Меню сайта

Секретарь СЖ РФ Касютин: Забудьте о волшебных палочках

Чтобы шагнуть в будущее журналисты должны открыться аудитории и взяться за создание сетей.
Наш собеседник Владимир Касютин - секретарь Союза журналистов России, заслуженный журналист Кубани, руководитель консалтинговых программ Фонда развития информационной политики

, публицист, автор одной из самых популярных книг российских редакторов и журналистов - «Живая газета».

Мы встретились с Касютиным в Дагомысе, где он принимал участие в семинаре, организованном краевыми общественными организациями Южная волна и Гильдия журналистов и специалистов PR для сотрудников СМИ и представителей общественных организаций Краснодарского края.


-Владимир, как и почему Вы решили посвятить себя журналистской деятельности?

В профессиональную журналистику я пришел двадцать лет назад, с одной стороны – это было делом случая – искал работу, которая позволяла бы заниматься одновременно музыкальной деятельностью, с другой – многие мои предки занимались литературной деятельностью. Поскольку в музыке основательно продвинуться не получилось, постепенно сосредоточился на журналистике.  
Начинал с корреспондента районной газеты, стал редактором телекомпании, редактором нескольких районных и городских газет. Последним местом работы на Кубани стала должность руководителя пресс-службы администрации Краснодарского края. Более двух лет работаю в Москве, занимаясь организацией образовательных программ Фонда развития информационной политики, а также осуществляя консалтинг местной прессы. Мне посчастливилось побывать более, чем в 60 регионах, познакомиться со многими прекрасными людьми – редакторами, журналистами, общественниками, чиновниками.

Весной этого года на съезде Союза журналистов России я был избран секретарем Союза. Наверное, главной причиной доверия коллег стала востребованность моей книги – в этом году вышло уже третье издание. Это, конечно, не бестселлер и не литературный шедевр, главное ее достоинство – в аккумуляции и адаптации собственного, отечественного и зарубежного опыта в журналистике и медиауправлении к запросам российских местных СМИ.

Так получилось, что в определенный период моей жизни мне довелось на практике заниматься антикризисным управлением СМИ. Знаний и умений не хватало. Я прошел Президентскую программу подготовки управленческих кадров, изучал технологии работы в шведской, немецкой, американской прессе. Затем решил поделиться находками с коллегами. Вот теперь этим занимаюсь по всей стране. Поскольку профессионалов в журналистике, как и в других областях, всегда не хватает, полагаю свое дело нужным. И мне это занятие нравится – что может быть лучше размышления о профессии, обществе, изменениях в мире, да еще когда можно ими делиться? В общем-то я в какой-то степени вернулся к выступлениям на сцене, только не в составе музыкального коллектива, в составе экспертных сообществ.


Насколько российская журналистика отличается от западной, а мы - от зарубежных коллег?


Ответ на вопрос требует серьезного исследования, скажу о своих ощущениях. Конечно, прежде всего, у нас разные корни. В Англии, США пресса изначально развивалась как бизнес, в России Петр лично открыл первую газету для пропаганды государственной политики. Добавим годы советской власти, окончательно сформировавшие авторитарную модель СМИ. Поэтому в том, что сегодня в нашей стране немало совершенно беспомощных в профессиональном отношении информационных проектов, полностью зависящих от бюджетного финансирования, не следует винить исключительно власть. Все мы вышли из этой шинели. Но кто-то пытается жить самостоятельно, формируя свою экономику и идя к определенной цели, а кто-то по-прежнему покорно выполняет команды в обмен на регулярный паек.

Тем не менее, у меня есть поводы для оптимизма. В России сегодня немало классных проектов, сильных редакционных коллективов, талантливых чиновников. То, что они не слишком известны. Я свою задачу вижу и в том, чтобы показывать опыт настоящего сотрудничества СМИ, общества, власти. Поверьте, такие примеры есть.

Что касается человеческих качеств коллег, мне российские журналисты видятся в целом талантливей, ярче зарубежных коллег. В западных СМИ другое преимущество – высокая технологичность, рациональность редакционных процессов, редакция – это конвейер по сбору, обработке, упаковке и распространению информации. У нас часто все лепится «на коленке». Этому надо учиться и я стараюсь обращать внимание коллег на неиспользованные ресурсы повышения эффективности.

В чем  на ваш взгляд основной недостаток отечественной журналистики, который требует первоочередного устранения?

Самое грустное вовсе не бездарное информационное обслуживание отдельных персон власти и бизнеса, а наша монологичность. Мы привыкли все делать сами, в том числе давать советы и указания, судить и размышлять. Редкие гости на наших страницах эксперты по различным вопросам, а уж нескольких мнений по острой проблеме вообще дождаться сложно. Все это входит в противоречие с  тенденциями развития коммуникаций, Интернет, новые технологии меняют и мир, и общество, и нашу профессию. СМИ, которые не дают возможности аудитории высказывать свое отношение к происходящему, все больше теряют очки. Если мы, журналисты, хотим сохранить профессию в будущем, надо срочно менять роль: от солиста – к модератору. Условно говоря, наша задача – находить интересных людей, помогать одним людям делиться информацией с другими.

Надо сказать, что наша власть весьма не готова к этому. Она убеждена, что может работать самостоятельно без учета общественного мнения и принимать те решения, которые выгодны только ей. Например, общественные слушания. Вроде бы привлекают население, вроде бы обсуждают, вроде бы слушают и дают высказаться, но… решения принимаются всегда такие, которые запланированы властью…

Во власти, как и в журналистике, как и во всем обществе имеются в наличии абсолютно разные люди. Одни видят цель в честной, интересной и полезной деятельности, другие – используют исключительно все и вся для удовлетворения личных собственнических интересов. И чиновников, и журналистов, и общественников надо учить, прежде всего, умению уважать чужое мнение. А также пониманию процессов, происходящих в мире, умению работать с информационными потоками… Перечислять можно долго.

Помню, этак лет двадцать назад, я думал, вот сменится поколение управленцев, придут наши люди – и все будет прекрасно! Сегодня иной раз вижу юных чиновников, до того прожженных, в сравнении с которыми матерые работники прежнего партийного аппарата – невинные агнцы. Наивно было полагать, что все сразу по мановению волшебной палочки изменится. СМИ станут содержательными и интересными, все чиновники – озабоченными интересами общества, а обыватели получат гражданскую активность.
Процесс этот долгий не простой, главное – забыть о волшебных палочках, а с методичностью бульдозера делать свое дело.

География Ваших путешествий с обучающими семинарами велика, как и наша необъятная страна. Везде уровень журналистки и взаимоотношений с властью одинаков?


Везде своя специфика, больше зависящая не от конкретных представителей в СМИ или органах власти, а от культурных и политических традиций. Немало крепких и экономически, и политически местных изданий в Челябинской, Свердловской областях, Пермском, Алтайском крае. Послабее работает ряд коллег в центральной России. Могу сказать определенно, абсолютно в каждом регионе есть яркие примеры успеха качественных СМИ, где-то этих примеров больше, где-то меньше. Что касается центра России, понятно, что столица притягивает лучшие кадры, с дальнего севера или юга уезжают меньше, не говоря уже о Дальнем Востоке.

Давайте вернемся к югу, как Вы полагает, как сочинским СМИ надо рассказывать о подготовке к Олимпиаде?

Как любое глобальное явление Олимпиада несет в себе заряд и положительных, и отрицательных последствий для жителей города ее проведения. Возникает масса проблем, требующих оперативного решения, конфликты интересов, которые требуют поиска компромиссов. Без реальной помощи местных СМИ подготовить и провести Олимпиаду вряд ли удастся. Я надеюсь, в обозримом будущем Сочи покажет пример всей стране настоящего плодотворного сотрудничества всех структур местного сообщества. Перейти от устаревших форм работы к современным за один шаг не получится. Нужны мощные обучающие программы для чиновников и журналистов, нужны тренинги, стажировки.

Надо, наконец, понять, что только предоставляя слово каждому заинтересованному лицу и слушая разные мнения, можно вырабатывать наиболее эффективные решения. Олимпиада - это не уровень региона, это уровень страны, это составляющая престижа страны, поэтому у меня есть такой умеренный оптимизм в отношения развития местных информационных проектов, а следовательно, и формирования активного гражданского общества в Сочи.

И все таки давайте пойдем от противного. Что сегодня людям не интересно и о чем писать вы не рекомендуете?

Об этом надо прежде всего спрашивать самих людей. Увы, мы, журналисты не так уж часто интересуемся их мнением. Чаще пишем для себя, о том, что интересно нам. На самом деле, все достаточно просто – если мы работает в серьезном издании, неважно - для молодежи или зрелых людей, главное – кропотливое изучение проблем аудитории и поисков их решения. Люди хотят решать свои проблемы по возможности быстро, не затратно, зарабатывать и тратить с умом деньги, укреплять здоровье, воспитывать детей, планировать будущее. Если наши материалы помогают им принимать правильные решения, экономить деньги, влиять на решения, принимаемые властью и касающиеся их интересов, значит, они будут читать нас. Если мы игнорируем, к примеру, что сегодня сочинцы озабочены отключением воды или электроэнергии, а обрушиваем на них совсем другую информацию – о звездах, рецептах варки варенья и пр., читателей можно растерять.

Почему на ваш взгляд в отечественной журналистике отсутствием корпоративность среди коллег? Например, судьи, прокуроры, правоохранительные органы, исполнительная власть держатся монолитной стенкой, защищая друг друга. Один судья прямо мне сказал: «Мы своих не сдаем». Завидная солидарность. А что происходит на нашем фронте?

Так бы однозначно я не сказал. Есть Союз журналистов, есть МедиаСоюз, есть такие структуры, как Фонд защиты гласности, Центр экстремальной журналистики, есть другие организации, формирующие корпоративную солидарность. Дело другое, что мы сами не слишком активны в попытках сорганизоваться, выработать меры саморегуляции.

Плюс – совершенно разные подходы, что общего может быть у медиамагната, издающего столичную желтую газету тиражом в сотни тысяч экземпляров и корреспондента сельской газеты из медвежьего угла, тиражом в несколько сот экземпляров?

И что же бедным, честным и талантливым делать?

Создавать свои «сети», сетевые структуры – один из главных признаков информационного общества. Создавать сети для сбора и распространения информации, сети для защиты своих прав и защиты коллег. Сети взаимопомощи.

Никто не посмеет утверждать, что в правоохранительных органах действуют только оборотни в погонах, во всех редакциях сидят продажные журналисты,  а в кабинетах власти - бездушные чиновники. Везде есть наши союзники, если мы говорим о деятельности по развитию территорий, по решению проблем земляков. Приглашайте на образовательные семинары, к обсуждению местных проблем, вовлекайте в свои «сети» всех активных, квалифицированных, порядочных людей.

Проиллюстрирую. Когда мэр одного из городов Калининградской области решил избавиться от хорошего редактора муниципальной газеты, местная Ассоциация редакторов и журналистов помогла коллеге выстоять. У каждого их членов Ассоциации были связи, контакты на разных уровнях, когда все это включилось, мэр отступил.

И еще. Деньги. Сегодня власти и большому бизнесу не интересно то, что интересно народу. Первые информацию скрывают, пытаются все забрать у народа. Все сконцентрировано на деньгах. Во всяком случае, в Сочи. А последние обращаются в редакцию с жалобами на власть и бизнес, с просьбой провести журналистские расследования, при этом, не понимая, что прошли времена, когда все газеты были на государственных дотациях и могли позволить себе большие штаты и возможности.  
Независимых принципиальных и профессиональных журналистов и СМИ, которые занимаются журналистскими расследованиями в нашем городе, да и в стране очень мало. Работают они практически на голом энтузиазме. В редакционных штатах нет юристов. Даже нет транспортных средств. Заниматься «разоблачениями» власти невыгодное и опасное занятие. За это журналистов продолжают преследовать: убивать, сажать в тюрьмы и наказывать материально.
Однако, труд таких журналистов не ценится. Доходит до того, что некоторые страдальцы из народа просят помочь им лично и тут же говорят: только не упоминайте наши фамилии. Действуйте сами. Мы боимся власти. Это, как и что? За кого принимают журналистов? Лично у меня было несколько таких случаев из практики, но один запомнился особенно. Когда родственники покойных обратились с просьбой придать гласности историю перезахоронений их близких по абсурдному решению суда. После выхода статьи решение было отменено. Покойников судьи оставили в покое, но решили свести счеты со мной и, один из судей постановил взыскать с меня, как с автора статьи «Домик на костях» 50 тысяч рублей, якобы за моральный вред лицу, которому не удалось воплотить отмененное решение суда и выкопать покойников.
Я обратилась к тем, кому помогла за моральной поддержкой, в результате которой решение можно было бы отменить. И что вы думаете? Эти люди, которые раньше просили помощи сказали мне, что у них нет времени ходить на мои суды, отключили свои телефоны и резко прекратили со мной всякое общение. Зато другие, совершенно посторонние в этой истории, узнав о ней, стали не только активно ходить на суды, даже присылать мне почтовые переводы, кто сколько мог, где были написаны слова ради которых стоит работать, не смотря не на что: »Пишите, мы с вами. Нам нужны ваши статьи».
Я до сих пор расплачиваюсь за покой на кладбище чужих родственников из собственного кармана. Вот что такое сегодня в России на практике журналистика. Легче и проще написать пусть бездарную, но рекламную статью, получить за нее хорошие деньги и хорошо жить, не вступая в конфликты с властью и бизнесом. Однако, спрос в стране, действительно, существует именно на журналистов, которые могут и хотят изменить ситуацию к лучшему. Как все таки реально выживать в таких условиях прогрессивным редакциям и журналистам? Ведь на одном голом энтузиазме, с полу - гражданским обществом и невоспитанной в демократическом духе властью, ни редакциям ни журналистам долго не протянуть…


Большой бизнес всегда и везде преследует свои интересы, а власть действует адекватно запросам и состоянию общества. Вы сами рассказали историю, показывающую неразвитость гражданского общества, активности. Вряд ли представители власти будут показывать большую сознательность, чем рядовые граждане, часто не умеющие и не желающие отстаивать даже личные интересы.

Одной из серьезных проблем качественных СМИ мне видятся недоработки в организации деятельности. Общественно-значимое издание, как и любое другое должно строиться на четких стратегиях, содержать ключевые элементы, присущие бизнесу, нужно развивать рекламную составляющую, включать современные информационные технологии. С этим у нас часто проблемы. Одного горения для полноценной работы маловато.

Что касается дополнительных источников финансирования общественно-значимых СМИ, то Фонд развития информационной политики еще несколько лет назад осуществил разработку по апробации новой организационной формы – общественно-правовых СМИ. В качестве возможных источников пополнения редакционной кассы предлагается формирование общественного фонда, в который поступают деньги, как из бюджетов разных уровней, так и от бизнеса и частных лиц. Редакция на условиях полной прозрачности расходует собираемые средства на выпуск нужной общественности газеты.

Вообще нужно активнее и самим формировать экономику. Сегодня Федеральное агентство по массовым коммуникациям распределяет гранты на освещение социально-значимых проектов и программ. Например, одна из газет Алтайского края смогла привлечь около 2 млн. руб, реализуя очень интересные проекты, направленные на решение проблем земляков. Уверен, в этом плане у сочинских СМИ масса интересных дел, которые окажут серьезное воздействие на позитивные изменения в жизни жителей летней столицы России.

Светлана КРАВЧЕНКО, газета Черноморская здравница, октябрь 2008 г.

(публикуется с небольшими сокращениями)








Яндекс.Метрика