Перейти к основному контенту
14.11.2020 11:44

У матери, потерявшей в пожаре в кубанской станице троих детей, одна надежда — на спонсора

За два года Татьяна Ерыкина не смогла ни восстановить дом, ни приобрести новое жилище, несмотря на помощь соседей и местной власти

У матери, потерявшей в пожаре в кубанской станице троих детей, одна надежда — на спонсора
Фото: открытый источник
Фото: открытый источник

Это случилось 13 ноября 2018 года. В поселке Первомайском Новопокровского района в доме на улице Советской в пожаре погибли трое детишек и их бабушка. Тогда «Живая Кубань» посвятила этой трагедии три публикации. В них рассказывалось о самом возгорании, о семье и о доме, где все случилось, о поддержке погорельцев со стороны жителей поселка и властей. Прошло два года, мы решили узнать, как и чем живет семья, пережившая страшную беду.

Прежде чем связаться с Татьяной Ерыкиной, которая потеряла в огне четырех самых близких людей, редакция навела справки. Выяснилось, что Татьяна – ей всего 33 года – после случившегося решила рожать, как говорится, сколько Бог даст. И уже после пожара на свет появилась девочка, ей меньше года. А сейчас Татьяна Ерыкина вновь в положении. Семья живет на съемной квартире в Тихорецке. 

А вот что рассказала нам сама Татьяна:

- Причина пожара – что позже подтвердили специалисты - замыкание проводки. Дом был кирпичный, одноэтажный, но большой: шесть комнат. Выгорел полностью: сгорели мебель, утварь, крыша, все деревянные двери и окна. Только стены остались. Администрации поселка и района помогли с похоронами, организовали сбор вещей: одежду, посуду, продукты. Поселковая и районная администрации действовали сообща с жителями Первомайского. Нам  помогали организовать поминки в столовой. «Обязаловки» не было: скидывались, кто сколько мог, приносили вещи в отличном состоянии. Везли в родительский дом — к отцу, который приютил нас сразу после пожара. Александр Владимирович Новик, глава районной администрации, лично приезжал, чтобы выразить соболезнование, а в марте 2019-го помог в восстановлении крыши. Но в внутри остается все так же, как было сразу после пожара: голые черные стены, полов нет…  Папа своими силами смог вставить только два окна. 

Сразу после пожара некоторое время жили в доме у папы – в Первомайском же. Папа уже шесть лет на пенсии. Она у него небольшая, все уходит на поддержание машины в рабочем состоянии и на коммунальные платежи. Но он нам очень хорошо помогает продуктами с огорода.  

Я – домохозяйка. Есть гражданский муж, с которым мы проживали и до пожара. В декабре - было дело – мы расходились, но потом сошлись-помирились, поскольку родилась девочка от него. Муж меня и детей забрал сюда - на съемную квартиру в Тихорецк. Он ездит на работу вахтовым способом, а я дома с детьми. 

У матери, потерявшей в пожаре в кубанской станице троих детей, одна надежда — на спонсора

- Конечно, я надеюсь когда-нибудь вернуться в свой дом. Но при этом понимаю, что своими силами мы его не восстановим. Мы жили скромно, но все было чисто, ухожено. Пожарные оценили ущерб в 900 тысяч. Но это – с мебелью, отделкой, утварью. А на сам дом, наверное, меньше нужно потратить… Трое детей погибли, остались трое мальчиков-школьников, плюс – родилась девочка, и сейчас я беременна. Вся зарплата мужа уходит на продукты, на какую-то нечастую смену одежды детям и на квартиру. Сейчас платим девять тысяч за квартиру и «коммуналку», а зимой из-за отопления будет дороже.  

Кто поможет восстановить дом, я не знаю. Администрация помогала, требовать от нее чего-то большего нельзя. Люди, наши соседи по Первомайскому тоже помогли. Да и небогато народ у нас в поселке живет. Я всю жизнь домохозяйка, поэтому помощь со стороны трудового коллектива или профсоюза не получу: их просто не было в моей жизни. Все, кто мог, уже помогли. Разве какой-то неведомый спонсор найдется…

Вот такой рассказ, от которого веет фатальной безнадегой.  

Мы связались с Ольгой Алексеевной Щербуха, заместителем главы Новопокровского района по социальным вопросам:
У матери, потерявшей в пожаре в кубанской станице троих детей, одна надежда — на спонсора

- Конечно, мы помним эту страшную трагедию. Но в последнее время эту семью «потеряли»: администрация - с помощью спонсоров – поздравляет нуждающихся детишек района в преддверии Нового года и перед началом нового учебного года. Такая традиция. Но в этом году побаловать подарочками детей Татьяны Ерыкиной не удалось: они переехали от дедушки, а куда – он говорить не захотел. 

Если вернуться к событиям двухлетней давности, то им сразу предлагалось купить другой дом. Даже тех денег, что были собраны погорельцам жителями поселка Первомайский, хватило бы, чтобы купить недвижимость в поселке. И администрация им тоже предоставила денежную помощь: чуть больше тридцати тысяч как пострадавшим от пожара. С ними ездили по поселку: присматривали жилье. Но то, что им нравилось, стоило дорого: больше миллиона. И тогда они решили восстанавливать сгоревший дом. В принципе, это реально: дом кирпичный, стены уцелели. Надо вставить металлопластиковые окна, постелить полы и остаются штукатурные работы. И мы, администрация, и соседи помогли им сделать демонтаж оставшихся от крыши элементов. На собранные деньги они захотели сделать новую крышу - дорогую: из листов оцинкованного железа. На деньги, что потрачены на крышу, можно теплую хату купить. 

Семье Татьяны Ерыкиной помогли вывезти мусор с пожарища, двор привели в порядок. И на первых порах люди им активно помогали.

- Но там сложно с главой семьи. Татьяна-то сама не пьет, а муж ее гражданский производит впечатление выпивохи безответственного. Она с ним то расходится, то сходится. Он странный. Вот после пожара люди работают на пепелище, грузят мусор, а он только пальцем показывает куда и что нести. «Возьми лопату! Это же твой дом!» - «Нет, вас прислали, вы и работайте». 

Ее папа – дедушка уже, пенсионер 66-летний – он хороший человек, сердобольный. Он поддерживал и дочь, и внуков. Он только на зятя все время ругался, потому считал, что тот выпить любит! Дедушка приютил их после пожара. Но зять приходил навеселе, цеплялся к дедушке – кому понравится такое?! Люди деньги им собирают в помощь, а он из этих денег пиво покупает. Мы же на селе живем, каждый знает, сколько булок хлеба сосед вчера купил…

К сожалению, в жизни есть место социальному иждивенчеству, когда семьи годами живут на детских пособиях.

- Материнский капитал Татьяна Ерыкина уже давно получила и использовала. На материнский капитал – 360 тысяч рублей – у нас в районе можно купить неплохой дом: не мазанку-хатку, а именно дом. А сейчас ей идут социальные выплаты как многодетной матери на детей-инвалидов. В этой семье один из погибших детей был инвалидом с детства. Жалко Татьяну, не складывается жизнь: у нее дети - от разных мужей, и все «гражданские». Тот, который с ней сейчас, он из хорошей семьи: я его с детства знаю, и родителей его знаю. Но мне кажется, что пьет он… Ну, а теперь они еще и уехали из поселка, теряется эмоциональная связка с родным домом…

Вот такая печальная история.

Судить Татьяну за то, что в такой житейской неопределенности, в незаконном браке продолжает рожать — дело неблагородное. Это ее выбор. Но хотелось бы, чтобы она чаще задумывалась  о настоящем и будущем своих детей, чтобы муж ее взялся за ум: пьянство еще никого не делало счастливым.

В Краснодаре 27 ноября при пожаре погибла женщина, сообщала ранее «Живая Кубань».

Самые важные новости теперь в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь, чтобы не пропустить: https://t.me/live_kuban.