Меню сайта

Проезжая Веселую Жизнь

Проезжая Веселую Жизнь



Наверное, ни один дорожный знак в нашем крае не был так известен, как указатель на хутор Веселая Жизнь Павловского района со стрелкой, направленной на… кладбище.

Многие останавливаются, чтобы сделать фото (в Интернете их размещено уже много), и даже специально заезжают в Веселую Жизнь. А появился этот указатель при реконструкции трассы несколько лет назад.

Направо от знака

Специально ли рабочие выбрали для знака такое место, желая пошутить, или так вышло случайно, но в любом случае это отразилось на жизни хутора. Едва ли не легенды ходят среди путешественников об этом чудо-указателе. Вот и мы приехали сюда, чтобы рассказать о Веселой Жизни читателям.

Остановившись ненадолго у знака, сразу за ним мы свернули направо. Собственно, Веселая Жизнь начинается уже в шаге от дороги. Рядом с ней находится и сельский клуб, в который мы сразу зашли.

Из теплого весеннего дня мы шагнули в прохладу здания, построенного почти полвека назад. Снаружи оно требует ремонта, но внутри довольно уютно, во многом благодаря особой атмосфере и убранству. Справа — кубанский уголок с плетнем, старинной утварью и куклами казаков (кстати, их выставляли даже в знаменитом музее под открытым небом — казачьей деревне Атамань). Здесь же другие поделки местных умельцев, а слева — библиотека. Но самое главное, что клуб необходим и на деле является центром культурной и духовной жизни хутора.

— Сюда приходят люди всех возрастов, — рассказывает заведующая клубом Галина Сероштан. — Например, детям нравится кружок декоративно-прикладного творчества Веселые вытворяшки, взрослые периодически собираются в клубе по интересам Семейный круг, на концертах. Еще года два назад много народу ходило на дискотеки, но теперь нет — у нас чтут детский закон.

Вот несколько  говорящих цифр. Последний раз концертный зал на пятьдесят кресел заполнялся в феврале, когда выступал хор из Павловской. С начала года в библиотеке побывали уже… восемь читателей. Летом кружки в клубе регулярно посещают до пятнадцати детей.

Интересно, что в каком-то смысле конкуренцию клубу составляет одна из двух придорожных гостиниц, появившихся в Веселой Жизни год назад. Там есть что-то вроде кафе, по-местному — чепок, где собирается молодежь (а выбор у нее небольшой). Да что там говорить, поначалу гостиница притягивала и взрослых хуторян — многие ходили туда на экскурсию.

Не пьют, а читают

Место, где расположен сельский клуб, считается центром хутора. Еще бы, ведь в том же здании располагаются также фельдшерско-акушерский пункт и узел связи. Собственно, это и все учреждения Веселой Жизни. Понимая, что почтовики и медики по роду службы многое знают и могут рассказать о жизни земляков, мы к ним тоже заглянули.

Если хуторянам нездоровится, они идут к заведующей ФАПом фельдшеру Надежде Ляшко. Когда она только начинала работать, а было это 1 апреля 1973 года, то была уверена, что долго на этом месте не задержится (вот вам и День смеха в Веселой Жизни). Но с той поры прошло уже почти сорок лет. Она точно помнит, что в 1973 году на хуторе проживало 505 человек. Сегодня, по ее сведениям, — всего 303 (официально зарегистрировано больше). И на рост населения пока рассчитывать не приходится. Например, в этом году родился только один хуторянин, еще одного ребенка ждут. А смертность выше. По словам Надежды Ляшко, хуторяне стали намного хуже заботиться о здоровье. Зато наркоманящих и сильно пьющих, по официальным данным, четырнадцать человек — считается, что это немного.

— Очень жаль, что многие умерли, так и не дождавшись цивилизации в Веселой Жизни, — почему-то сказала Надежда Александровна.

От грустных мыслей отвлекла заведующая отделением связи (она же почтальон и оператор) Наталья Диденко. Я удивился, узнав от нее, что на 140 дворов здесь выписывается без малого 200 экземпляров разных газет и журналов. Так что хуторяне хорошо осведомлены. Но при этом почем зря они не болтают. Например, в прошлом месяце отправили всего три письма. Наверное, больше держат связь по телефону, благо проблем с этим в Веселой Жизни нет.

Дорогой дальнею

В тот день у Натальи Диденко была особая миссия. Она несла поздравительные письма к Дню Победы от Президента России и губернатора Кубани последнему фронтовику хутора Галине Филенко. Опускать в почтовый ящик не стала (в нем свила гнездо ласточка), а передала лично в руки.

Галина Николаевна поселилась на хуторе с мужем в далеком 1953-м. Говорит, что хоть жилось тогда и труднее, но все же веселее. Люди были дружнее, помогали друг другу за спасибо или за еду, а не за деньги. Трудились бок о бок в одном колхозе Веселая жизнь (кстати, это именно он дал название хутору, который раньше был просто Веселым). Она работала в поле, муж был шофером. Вырастили троих детей.

Но дети разъехались, муж пять лет назад умер, и теперь Галина Николаевна коротает век одна. С трудом ходит и при этом вынуждена сама топить печку углем, решать другие бытовые проблемы. Благо соседи помогают да пенсия хорошая. Но главная проблема — это дефицит общения. Дом женщины — на окраине, где совсем не людно, а в свет, в центр, лишний раз не выйдешь. Дело в том, что хутор хоть и мал и состоит из двух улиц (Северной и Южной), но очень растянут, да еще и речкой разделен. Путь до клуба и обратно через дамбу занимает у фронтовички почти весь день. Вот если бы починили когда-то сгоревшую кладку через реку, то ей и другим хуторянам было бы куда легче. А пока…

— Я сяду на лавочку и сижу, на поле смотрю, — говорит Галина Николаевна. — Хотя жизнь и не веселая, мне здесь нравится, привыкла на земле. А стеснять детей, которые смотрят вниз из окна городской многоэтажки, не хочу.

В канун Дня Победы Галине Филенко исполнилось 86 лет, и все же в сравнении с одной своей землячкой она просто молодка. На другом конце хутора живет Варвара Дегтярева, которой в декабре этого года будет ровно сто лет. Несмотря на возраст, баба Варя довольно бодра, даже читает и вяжет без очков. И это закономерно, если учесть, что ее мама прожила 103 года, а бабушка — аж 106!

Варвара Константиновна встретила нас во дворе рядом со своей старенькой скромной хаткой, в которой живет с дочкой Валентиной Руденко с момента переезда в хутор в 1988 году. К счастью, она не так одинока, как предыдущая героиня этого рассказа. Подруга заходит, дочь рядом, восьмилетний правнук постоянно гостит. Вообще, родных у нее хватает — только десять правнуков и праправнуков, есть родственники даже в самой Австралии! Кстати, оттуда письмо недавно прислали. Пишут, что хорошо живут, в двухэтажном доме. Эх, не видели австралийцы Веселой Жизни…

Примечательно, что Варвара Константиновна ни на что не жаловалась и вообще была немногословна. Наоборот, все приговаривала, мол, к чему обо мне писать да фотографировать, все равно фото не пришлете. Пообещали выслать. И не только ей, но и всем подписчикам Кубанских новостей, — на газетной полосе.

Двор бабы Вари почти вплотную примыкает к трассе М-4 Дон, даже слышен гул машин. Эта оживленная дорога разрезает хутор пополам, что создает много неудобств. Перейти с одной стороны на другую можно по мосту, но подняться на него, а потом спуститься — непросто, особенно старикам. Например, Валентина Руденко из-за этого за всю зиму всего два раза гостила у сына на другой стороне.

На перепутье


И в то же время близость трассы для хутора — большое благо. По ней местные дети ездят на занятия в соседнюю станицу Новопетровскую (в Веселой Жизни школу, как и детский сад, давно закрыли). Летом некоторые хуторяне пытаются торговать у трассы тем, что вырастили, хотя их и гоняют постоянно. Наконец, по этой дороге многие ездят на работу в Павловскую за двадцать километров, потому что в Веселой Жизни с вакансиями туго. В полный рост эта проблема встала после закрытия фермы, на которую во многом была завязана жизнь на хуторе. Новым хозяевам она стала просто не нужна.

Правда, по признанию самих же хуторян, далеко не все местные  горят желанием трудиться. Но если одни используют безработицу как оправдание своего безделья, то другие — придумывают себе работу. Как, например, Карен Срабян, переехавший в Веселую Жизнь из Армении в 80-х годах (тогда на хуторе поселилось несколько армянских семей). Он спрятал свой диплом зоотехника и четыре года назад открыл магазинчик в бывшей кинобудке клуба.

Когда мы зашли, Карен читал книжку. У него на это достаточно времени, потому что покупателей немного. Приходят в основном за самым необходимым — хлебом, солью, спичками, реже спрашивают сладости, воду (спиртного и пива просто нет). При этом некоторые просят продукты в долг, до пенсии. Соответственно, ассортимент в магазине довольно скромный. Как и доход.

— Дома я выращиваю телят, кур, уток, и продавать их мне кажется даже выгоднее, чем держать такой магазин, — признался Карен.

А многие вообще только и живут за счет своего подворья. Например, квартальная хутора Инна Кекало с мужем возят выращенное дома на павловский рынок, чтобы было на что учить в институтах детей. Вот только далеко не всех прельщает перспектива пахать до седьмого пота в огороде. Вырисовывается перспектива дальнейшего уменьшения населения хутора.


Хутор контрастов


Если Нью-Йорк — город контрастов, то Веселая Жизнь — хутор контрастов. Отсутствие работы вызывает опасения за будущее хутора, и в то же время многие люди не боятся оставлять на ночь открытыми двери, ходить в потемках и даже не держат собак. Правда, были здесь свои возмутители спокойствия, да и те сейчас в отсидке. Ночью разрезающая хутор трасса светится огнями фонарей и автомобильных фар, но при этом в самой Веселой Жизни уличного освещения пока нет. Ну и, конечно, само название хутора во многом контрастирует с действительностью.

И даже мнения жителей относительно казуса с дорожным указателем сильно разнятся. Одни очень недовольны и считают, что стали чуть ли не посмешищем из-за истории со знаком и кладбищем. Другие не видят в этом ничего плохого и даже напротив рады, что появилась достопримечательность, которая их прославила. Но самое забавное, что теперь отчасти могут быть довольны и первые, и вторые. Дело в том, что около года назад дорожники закрасили ту самую стрелку на указателе Веселая Жизнь. Вероятно, это сделано в целях безопасности, чтобы водители не отвлекались. Местные все же говорят, что ночью в свете фар стрелка, нарисованная светоотражающей краской, все равно проявляется. И теперь ведь может выйти, что, невидимая днем и появляющаяся ночью стрелка, показывающая на кладбище, лишь привлечет к хутору дополнительный интерес. Скажут: чертовщина…

А если серьезно, в Веселой Жизни нам понравилось. Главное, что люди там простые и добрые, хоть у них и хватает проблем. Может быть, трудностей там и не больше, чем в других маленьких населенных пунктах, но, во всяком случае, жизнь на хуторе могла бы больше соответствовать его названию. Ведь оно все-таки к чему-то да обязывает.


Александр ВЛАСЕНКО, газета http://www.kubnews.ru/newspaper/3/2208/>Кубанские новости.








Яндекс.Метрика