Меню сайта

Рекордный урожай зерна не сделал кубанский хлеб дешевым и качественным

Рекордный урожай зерна не сделал кубанский хлеб дешевым и качественным


Фураж пошел на корм скоту и людям!

Все предыдущие кубанские хлебные рекорды в годы правления Вениамина Ивановича Кондратьева завершались до банальности однообразно: очередным повышением цен на хлеб. И вот в этом году эта пугающая тенденция была продолжена. Край получил очередной рекорд. Собрано 11,117 миллионов тонн зерна. Картинка была столь прекрасна, что тот, кто работает в администрации твиттером Вениамина Ивановича, вывесил ее на фоне золотистого пшеничного поля во всех губернаторских аккаунтах в соцсетях.

Теперь, когда восторг чуть подостыл, настало время точных прогнозов и прочих гаданий: так на сколько же вырастет цена муки и буханки в связи с этими 11,117? 

Для большей точности воспользуемся калькулятором и интервью вице-губернатора Андрея Коробки, размещенного в краевой вкладке «Коммерсанта».

Итак, заметка размером в полосу: «Задачи на экспорт».

Уже сам заголовок странен. Почему это у вице-губернатора Краснодарского края главная задача – хлебная благость Китая и прочих импортеров нашего зерна? Ну, да ладно. 

- Кубань закончила уборочную компанию с рекордными показателями, - браво начал диалог, видимо, с заготовленного вопроса  корреспондент. -  Учитывая высокое качество зерна-2019, можно ли говорить о том, что план по экспорту на 1,55 миллиарда долларов США будет выполнен?

- Все предпосылки к этому есть. Если цена останется на уровне сегодняшнего дня – 190 долларов за тонну, то план будет достигнут, — также браво ответил вице-губернатор.

Андрей Коробка отметил, что из 11 с лишним миллионов тонн зерна пшеницы собрано – 9, 74 млн тонн, и при этом урожай на 90 процентов состоит из высококачественной продовольственной пшеницы.  

А вот теперь вообразим, что названные цифры – это исходные данные для простенькой, на уровне 4 класса, математической задачи.

Поехали ее решать.

Итак, понятно, что импортеров нашего зерна абсолютно не интересует фураж, которого, как правило, и без того на мировом рынке избыток. Вот зайдете на сайт чикагской биржи, полюбопытствуйте. Канада и США не знают, куда это кормовое зерно девать. 

Вопрос 1. Сколько продовольственной пшеницы, из которой по ГОСТам положено выпекать хлеб и изготавливать макаронные и «хлебные» кондитерские изделия, собрано в 2019 году в Краснодарском крае?

Ответ: 90 процентов от 9, 74 млн. тонн общего пшеничного урожая, это будет 8,766 млн тонн.

Вопрос 2. Сколько продовольственной пшеницы зафигачит край на экспорт, если экспортный план 1,55 млрд долларов США, а на сегодня цена тонны – 190 долларов, и то цена может упасть, о чем беспокоится вице-губернатор Коробка

Ответ: Делим 1 550 000 000 на 190 получаем 8,157 миллионов тонн пшеницы. А если цена упадет, скажем, до 177 долларов за тонну, чего так опасается Коробка, то на экспорт придется отправить все 8, 766 миллионов тонн продовольственной пшеницы. То есть всю пшеницу, ту, что можно есть, мы под барабанную дробь и фанфары от Кондратьева отправим на экспорт? Но даже если падения цены не произойдет, разве не нужно зарезервировать часть урожая под посевы?  И что останется хлебзаводам? Фураж? 

Ну да, сейчас в связи с акульими запросами краевой администрации на очередные рекорды и экспортными мечтами зерновых трейдеров на как можно большее число ноликов в долларовой выручке идет процесс «назревших преобразований» в квалификации зерна. То, что сейчас называют понятным словом «фураж», то есть то зерно, что идет на комбикорм для скота и птицы, возможно, переименуют в зерно съедобное и для людей. Но ведь фураж он фуражом и останется, как не назови. 

И если посмотреть на тех персонажей, которые сегодня  пекутся о том, чтобы все выращенное на Кубани зерно за рубеж сплавить, вы там незнакомых личностей не встретите.

Вениамин Иванович Кондратьев – губернатор наш телерепортажный, на последнем сочинском форуме окучивал французов на предмет строительства новых портовых зерновых терминалов. Сын главного нашего казака, вице-губернатора Николая Александровича Долуды - Долуда-младший, хоть и продал значительную часть еще недавно принадлежащей полностью ему ООО «Мирогрупп Ресурсы», но все же долю  себе оставил. А эта компания — один из крупнейших российских зерновых трейдеров, и занимается она как раз раз перевалкой зерна на экспорт.

Навряд ли  руководство края хоть в малейшей степени заинтересовано в том, чтобы продовольственная пшеница для кубанцев осталась. Навряд ли можно надеяться на то, что благодаря заботе об обеспечении западного рынка нашей пшеничкой может в СМИ появится статья под радостным заголовком: «Кубанские рекорды послужили поводом для снижения стоимости буханки хлеба».

Ведь раз вице по сельскому хозяйству сказал, что  все на экспорт отправить, значит, отправят. И поэтому придется в ближайшее время  ожидать в подконтрольных СМИ научно обоснованных статей, почему фураж полезен не только для скота, но и для людей. Что он просто жизненно необходим для здоровья каждого кубанца и, вообще, является чуть ли не лекарством от всех хворей. И то, что его оставляют в наших закромах, — это забота краевого правительства о нашем с вами здоровье. А вот клятым врагам на Западе — им высокотвердые сорта: пусть травятся.

А цена? Да вырастет, конечно. Кто помнит, в 2015 году  бюджетный «городской «кирпичик» стоил 20 рублей и весил 1 килограмм. А потом пошли ежегодные кондратьевские рекорды и варьирование веса буханки в сторону уменьшения.

P.S. Вот думаю: неужели я уже такой старый,  что застал еще те времена, когда кубанский хлеб был самым вкусным и доступным продуктом. К сожалению, мало нас уже таких - «динозавров», которые помнят румяные, ароматные, свежие буханки.  И горько становится от того, что нашим внукам  уже не поесть настоящего, кубанского, хлеба, которым всегда славилась житница.

Ранее «Живая Кубань» размышляла, почему главный национальный продукт перестал быть гордостью России.

Анатолий Дробилко.