Закрыть
Предложить новость

На Кубани продолжается битва за реку

Ведут ее не экологи, а неравнодушные жители края  

На Кубани продолжается битва за реку

Один из популярных местных телеграм-каналов сообщил, что активисты из Тимашевского района запустили челлендж в соцсетях #Кирпилиумирает. Неравнодушные кубанцы таким образом хотят обратить на проблему внимание тех, кто несет прямую ответственность за уничтожение реки, и тех, кто должен контролировать деятельность горе-предпринимателей и давать им по шапке за нарушение норм природоохранного законодательства.


В проекте уже больше ста публикаций. Не откликнулись только те, кто непосредственно в ответе за реку. Получилось, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Только вот утонуть в обмелевшей реке не получится.
А ведь кого только нет среди тех, кто несет ответственность за гибель Кирпилей и подобных ему малых рек, относящихся к «Бассейну Азовского моря междуречья Кубани и Дона»! И администрации районов, и главы поселений, и прокуратура, и Росприроднадзор (хотя он всячески старается убедить, что его сфера ограничивается большими, крупными реками, а вся это «мелочевка» не его), и Минприроды, и МЧС...

Короче говоря, река, являющаяся национальным достоянием, по сути, оказалась ничья, ведь, как известно, «у семи нянек дитя без глаза». Поэтому все те, у кого есть желание, могут творить с ней все, что взбредет в голову. Но кто-то же должен выдавать разрешение на использование реки? А этот кто-то, как выясняется, Кубанское бассейновое водное управление (руководитель Роман Александрович Авдеев), являющееся подразделением Федерального агентства водных ресурсов. А вот информация о тех, кто АБСОЛЮТНО ЗАКОННО выкачивает воду из небольшой речки. Есть, правда, и те, кто пополняет ее. Нечистотами.

1.JPG
2.JPG
3.JPG
4.JPG
5.JPG


ШЕСТЬДЕСЯТ хозяйствующих субъектов рвут Кирпили на куски! ШЕСТЬДЕСЯТ! Ведь, возможно, все они – и отдельные агропредприниматели, и фермерские хозяйства, и крупные агрохолдинги, занимающиеся выкачиванием воды из несчастных Кирпилей в океанических масштабах, находятся в тесном контакте с теми, кто по закону, скорее всего, должен отдать их под суд.

И это лишь те, кто оформил какие-то документы у федералов. А сколько тех, кто делает это «на тихУю»? Сколько тех, у кого закончился срок «водопользования», но они продолжают качать влагу на поля с кукурузой и подсолнечником (мы специально оставили одну графу за 2014 год)?

То есть выходит, что Федеральное агентство водных ресурсов в лице Кубанского бассейно-водного управления разрешения выдает, а вот что потом творят эти «деятели» - уже не его дело? Хорошо устроились, ребята, нечего сказать!

Труда много не надо - денежку с коммерсанта официально получить и бумажку соответствующую ему выдать. А потом хоть потоп, вернее, засуха. Контроля за всей этой «группой товарищей» нет никакого, вот и раздают разрешения направо и налево, даже не задумываясь о том, сколько можно «выкачивать» из Кирпилей.

Но река уже на грани исчезновения, и те, кто получил «лицензию на убийство» Кирпилей до 2040 года, вряд ли сможет ею воспользоваться уже через год-два, если ситуация не изменится.

Хотим напомнить, что в истории нашей некогда большой страны был подобный печальный опыт. В 70-е годы прошлого века советские экологи забили тревогу по поводу гибели Аральского моря. Причина была та же, что и в нашем случае: две реки, питавшие его, Сырдарья и Амударья практически полностью были перенаправлены властями Узбекской и Казахской ССР на поля, где выращивался хлопок или «белое золото» как его называли. Естественно, в условиях среднеазиатского климата море начало высыхать. Вода отступила на десятки километров, и от некогда полноводного и судоходного моря, в котором водились ценнейшие породы рыб, остались два соленых озера. Когда разговор о судьбе погибающего моря дошел до «верхов», один из тогдашних руководителей хлопковых республик на выдвинутые ему обвинения в убийстве экосистемы, гордо сказал: «Не о том вы думаете, товарищи экологи, не по-государственному мыслите. Мы дадим стране в два раза больше хлопка, и пусть Арал красиво умирает».

Вот только тогда из узбекского хлопка делали ткани для всего СССР, а ради чего умирают Кирпили? Чтобы кто-то наживался на природных ресурсах, которые принадлежат народу?

В советские годы, когда не было всех этих ИП, КФХ, если колхоз или совхоз нарушал что-либо, то одного звонка из районного комитета КПСС было достаточно, чтобы все привести «в соответствие». Да и пресса тогда была такая, что не дай Бог «на перо» в газету попасть, замучаешься потом отмываться, а можно и партбилетом поплатиться, что означало тогда крах всей карьеры.

Зато сегодня, как уже было сказано, ответственность размыта как Кирпильское устье, которое «теряется в Приазовских плавнях». Вот и выходит, река одна, а подходы к ней – разные. Но надежда умирает последней, и есть она еще и у Кирпилей.

Во-первых, есть еще, слава Богу, в России бизнесмены, радеющие о природном богатстве страны. Благодаря уникальному проекту Фонда «Вольное Дело», основанного промышленником и меценатом Олегом Дерипаской, у некогда полноводных Кирпилей появилась надежда на второе рождение. И уже сегодня в хуторе Аргатов Краснодарского края осуществляется уникальный в современной истории проект по спасению целой реки.

Во-вторых, экологическая безопасность страны становится одной из самых актуальных проблем нашего государства. Буквально на днях Следственный комитет создал новое подразделение. Теперь его специалисты буду заниматься расследованиями преступной деятельности в сфере экологии и эпидемиологии. Уверены, что на создание новой структуры повлияло и общественное мнение – таких же активистов, которые запустили в Интернете челлендж #Кирпилиумирает.

Вот так, всем миром, и защитим наши реки!

Ранее «Живая Кубань» писала, как из-за безответственности «горе-предпринимателей» погибли пчелы в Тимашевском районе.