Меню сайта

Из тесного мира сует

Из тесного мира сует




Что же такое, спрашиваю вас, этот театр?... О, это истинный храм искусства, при входе в который вы мгновенно отделяетесь от земли, освобождаетесь от житейских отношений! ( Виссарион Белинский)

Главный режиссер Краснодарского театра драмы 5 мая на очередном  сборе труппы объявил,  что уходит в отпуск с последующим увольнением. По собственному желанию. http://www.livekuban.ru/og/post/129864>Короткая  заметка об этом на ленте новостей Живой Кубани вызвала  не только бурное обсуждение на сайте (зачастую  даже выходящее за рамки  приличий), но и целую серию публикаций в различных СМИ края.

Такого не было никогда.  Конфликты  в театре, конечно случались, но чтобы  в поисках поддержки  актеры обращались в газету и организовывали встречи у служебного подъезда... А были ещё обращения труппы к Департаменту культуры, к губернатору и даже к председателю  Союза театральных деятелей России.

В чем же суть  конфликта?   Почему внезапно уходит главный (трехлетний контракт Алексея Ларичева заканчивается только  в марте 2011 года), и чего добиваются артисты вослед уходящему режиссеру?

Актер Леван Допуа: Театр  существует для того,  чтобы в нем  создавались  спектакли, и руководить им (а значит, и обладать  правом первой подписи) должен тот, кто их создает - творческий лидер (художественный руководитель или главный режиссер), а не хозяйственник (директор).  

Иными словами, группа актеров защищает режиссера и его право быть полноправным лидером в театре. Вот  только  творческим  лидером  нашего театра  Алексею  Ларичеву   стать  не  удалось. И то, что в труппе раскол – первое тому доказательство, ведь именно  главный режиссер  формирует  моральный климат - и  по долгу службы, и по законам профессии должен  выстраивать политику объединения  коллектива, а никак не наоборот.

Неудивительно, что значительная часть труппы в этом конфликте  не на стороне главного режиссера театра.

Заслуженный артист России Александр Катков: За эти два года режиссер  умудрился многих из нас лишить  радости от  занятия любимым делом. Какая разница, чья подпись стоит первой на документах театра? Главное, чтобы было  чем  этому театру гордиться. Я ни с кем не воюю, я – за театр. А где спектакли, которые бы определяли   художест-венное  лицо нашего академического  театра драмы? Где, хотя бы, понятный  труппе  идейно-художественный план на перспективу?  В труппе раскол. А как играть  спектакль, если не хочется смотреть в лицо партнеру? И самое страшное  в том, что наше напряжение не может  не чувствовать зритель.

На вопрос, почему прерывает контракт, Алексей Ларичев ответил: Я ухожу, потому что не могу работать в условиях, когда  директор театра саботирует сдачу спектаклей и планирование.

Татьяна Кривошеева, директор театра,  возразила:  Я  стараюсь не вмешиваться в творческие вопросы, но как я могу подписать репертуарный план, который не  учитывает реальные экономические возможности театра? Например, спектакль Олимпия, возможно, и украсил бы нашу сцену, но даже предварительная стоимость его постановки, которую назвал на  встрече в театре Владимир Меньшов, многократно превышает сумму, выделенную  на все постановки в год! И как  промолчать, когда, например, одни актеры заняты   почти во всех премьерных спектаклях, а другие за  два года работы  главного – ни в одном?.

В любом конфликте всегда есть две правды - у каждого  своя,  и любой взгляд субъективен (в том числе и мой), и все же попытаемся  рассмотреть ситуацию, исходя из интересов театра.

Главная претензия Алексея Ларичева: директор вмешивается в творческие вопросы. Но это не помешало главному режиссеру поставить за два года шесть спектаклей, причем три из них - Яблочный вор,Нахлебник, Продавец дождя  – перенос спектаклей , уже поставленных на сцене Тюменского театра. А вот  найти компромисс  в выборе  пьесы  к 65-летию Победы почему-то  помешало. В результате  Краснодарский академический театр драмы впервые за свою  многолетнюю историю  ничего не смог предложить  своим зрителям  к юбилею, который отвечала вся страна. А ведь  к таким датам  пьеса выбирается (и обсуждается с директором и худсоветом) за год, как и к юбилею - 90-летию! -  театра.  Но несмотря на то, что для постановки  самого важного  спектакля этого сезона  осталось всего два месяца,  пьеса до  сих пор не названа (юбилейные торжества планируются в ноябре во время театрального фестиваля им. М. Куликовского, а в июле труппа уходит в отпуск).

Основная претензия  директора  к главному режиссеру – он не контролирует  спектакли, поставленные другими режиссерами, не вводит  в них  новых артистов, не занимается с труппой. Но на наш  вопрос, почему, режиссер ответил: Я считаю неэтичным вмешиваться в художественный рисунок других режиссеров, и,  поскольку актеры, занятые в спектакле знают замысел режиссера-постановщика лучше меня, доверяю  вводы актерам. Но именно за эту работу главный режиссер и получает зарплату. Согласно должностной  инструкции (образец которой вы легко найдете в Интернете) главный режиссер (поскольку он – единственный режиссер в театре), в том числе, вводит новых исполнителей  ролей, проводит работу с творческим коллективом, осуществляет контроль за качеством поставленных ранее  спектаклей. Принимает непосредственное участие в мероприятиях по повышению профессионального мастерства творческих работников. Участвует в мероприятиях по формированию имиджа театра и  популяризации достижений театрального искусства среди широких слоев населения...  И именно этой работы ждали от Алексея Ларичева, подписывая с ним контракт, ждали и в театре, и в краевом департаменте культуры. И не скрывали этого.

Труппа театра уже несколько лет работала без главного  режиссера - спектакли разболтались, нужны и  внима-тельный, заинтересованный анализ работы,  и  занятия с молодыми актерами,  и тщательный подбор репертуара  с учетом  индивидуальных особенностей актеров именно нашей труппы. Помнится на пресс-конференции, представляя   Алексея Ларичева  журналистам, руководитель департамента культуры  края Наталья Пугачева даже попросила: Пожалуйста, будьте  снисходительны к театру, дайте новому главрежу какое-то время,  чтобы  привести  труппу в порядок.

Алексей Иванович не считает своей обязанностью  смотреть спектакли, и разбирать  ошибки актеров, присутствовать на репетициях  не своих работ. Оттого значительная  часть  труппы и  не считает его  творческим лидером. Самый печальный результат конфликта – раскол в труппе. Не допустить его в создавшейся ситуации мог  только учредитель театра – департамент культуры края, которому подчиняются оба руководителя. Именно  департаменту ещё в сентябре 2009 года и было обращено первое письмо художественного совета театра, в который входят и директор и главный режиссер,  - с просьбой четко разграничить полномочия руководителей. Жаль, но учредитель тогда предпочел не  вмешиваться. И кажется несправедливым, что за конфликт главных расплачиваются артисты: Станиславу Сальникову объявлен выговор - за нарушение производственной дисциплины.

Впрочем, полномочия обоих руководителей  четко прописаны в должностных обязанностях каждого и противоречий не содержат. Только разработаны они в расчете на сотрудничество, а никак не на противостояние  - специфика  работы театра такова, что без понимания и взаимоуважения  творческого  лидера  и администратора не только не  может быть  никакого творчества  в театре, не может быть театра вообще. А кто владеет правом первой подписи – это вопрос  не лидерства, а ответственности, в первую очередь, материальной.

Феномен мировой культуры – российский репертуарный театр держится на личности режиссера, и неслучайно фамилия талантливого режиссера  становится  зачастую именем сцены - театр  Товстоногова, Додина, Захарова, Табакова, Ефремова  - примеров много.

Режиссер – профессия редкая и  сегодня  далеко не каждый театр в провинции может  похвастаться  своим главным.  И как-то живут.

Но у нас  особая ситуация – наш театр  живет без лидера,  способного сплотить коллектив   и имеющего  свою художественную программу, уже десять лет. И  если  в  ближайшее время не будет найден главный режиссер, человек, который  сможет и захочет взять на себя труд и ответственность  сделать наш театр своим, Краснодарский академический  просто  перестанет быть театром.  Увы…  И именно эта тревога за судьбу  театра  заставила  артистов искать свои пути выхода из конфликтной ситуации.  И эта же общая боль за любимое дело способна заставить артистов забыть взаимные претензии и вложить все, на что способны, в работу над новым спектаклем. Только бы он был, новый спектакль…

Есть и ещё одна  очень важная причина постараться найти главного режиссера до осени -  два года назад   одним из  условий, на которых  Департамент культуры   предложил Алексею Ларичеву  возглавить театр, было набрать отдельный   актерский курс в КГУКИ - целенаправленно  для  нашей  драмы.  И, несмотря на то,  что, как говорит Алексей Ларичев, обещанное  финансирование курса не было осуществлено  в полной мере, ребята   занимаются уже два года. Если Алексей Иванович уволится и из КГУКИ, ребята останутся без  руководителя  курса?

Наталья Пугачева 1 июня  встретилась с труппой театра  и  разъяснила изменения, которые  Департамент  внес   в структуру управления театром. С 1 января  2011 года, следуя   федеральному закону № 83 О внесении  изменений в отдельные законодательные акты РФ  в связи  с совершенствованием правового положения государственных  учреждений, все учреждения культуры должны  выбрать одну из трех форм существования. Учредитель решил, что театр может стать государственным  автономным некоммерческим  учреждением. Управлять  таким  учреждением может только один человек (генеральный директор или художественный руководитель) В отсутствии кандидатуры  на должность художественного руководителя, учредитель выбрал первое, и внес  изменения в Устав театра. Уже сегодня у Краснодарского  академического  театра драмы один руководитель - директор Татьяна Кривошеева.

Что это меняет? В первую очередь - степень ответственности директора. Теперь не Департамент культуры, а директор принимает режиссера на работу и несет ответственность, в том числе, и за его творческие неудачи, и за не поставленные спектакли, и за профессиональное  состояние труппы, и за  обучение молодежи – словом, за все. В конечном итоге, и за то, что его, главного, нет.

Татьяна Германовна  заверила,  что уже ведутся переговоры с несколькими режиссерами, среди них  есть и довольно  известные, на разовые постановки. Поиски потенциального главного помогает ей вести и  Краснодарское  отделение  СТД. Прежде  чем труппа театра уйдет в отпуск, она обещает озвучить и название пьесы  к юбилею театра, и имя режиссера,  который ее поставит. Есть предложения и по кандидатуре главного режиссера. Директор не называет имена – поскольку  сначала должна  предложить их  труппе.

На  сегодняшний день, объясняет Татьяна Кривошеева, театр  пока еще в  статусе бюджетного  учреждения. Перспективное финансирование  уже проведено до 2013 года.  План по количеству  собственных спектаклей департамент  культуры увеличивает  каждый  год, так что  в аренду зал театра может быть  сдан только в выходные или гастрольные дни (т.е., ни о каком другом использовании  сцены  речь не идет). Кстати, заметила директор,  в переходе в  новый  статус есть и свои плюсы: большая самостоятельность в использовании заработанных  средств,  что  позволяет  уйти от столь неэффективных  для театра торгов и аукционов.



Наталья БРАЖНИКОВА








Яндекс.Метрика