Меню сайта

Константин Курганский: Иду, курю...

Константин Курганский: Иду, курю...



Стою на остановке, жду маршрутку. На остановке – это только так говорится, по факту располагаюсь от нее метрах в пятнадцати. Достаю сигареты, закуриваю – есть ведь поверье, что так транспорт приезжает гораздо быстрее, дескать, едва прикуришь сигарету, тут же появляется вожделенное средство передвижения. Фиг там, кстати. Примета эта срабатывает обычно лишь тогда, когда курить хочется не на шутку.

Скажем, сидел ты часа четыре без никотина, уши вспухли уже, и вот выбегаешь наконец на улицу, прикуриваешь сигарету – и тут же трамвай из-за угла выворачивает. Если же ты за день хапнул тройную дозу дыма, втянул в себя две пачки, чувствуешь, что уже не лезет, до тошноты просто, но по инерции все равно достаешь пачку и дымишь просто так, чтоб время убить, то здесь, уж извините, правило не работает. Ты через силу поглотишь кучу мерзости (даже сам каждой фиброй и жаброй чувствуя, насколько это может быть мерзостью), а транспорта не будет еще полчаса. Тут примета дает сбой.

Ладно, отвлекся. В общем, закуриваю, подчеркиваю: в пятнадцати метрах от человеческой массы. Тут же, откуда ни возьмись, рядом со мной нарисовывается женщина весьма преклонных лет и начинает развивать тему, дескать, совсем обнаглели, нигде от вашего дыма спасения нет, травите нас, травите, когда вы все уже передохнете от папирос своих вонючих. И далее в том же ключе. Позвольте, говорю, это же не я к вам, это вы ко мне подошли. Но дама уже кураж поймала, ей не до аргументов, тут вообще общественное место, оказывается. Вот так. Мысленно плюнул, молча отошел подальше, пока зонтиком не избила.

И вот думаю теперь. С одной стороны, легенда о вреде пассивного курения, конечно же, никакой критики не выдерживает. Разумеется, это может быть вредно, если десяток человек будут денно и нощно выдыхать дым тебе в лицо в закрытой комнате размером три на три метра. Но, учитывая, чем мы дышим на улицах, что мы едим каждый день своей жизни, какую воду пьем и т. д., кричать о вреде сигаретного дыма, едва почуяв его запах, это, по меньшей мере, нелогично.

Давайте, положа руку на сердце, признаем, что уместно здесь говорить сугубо об эстетических пристрастиях – человеку неприятен сам запах сигаретного дыма, только и всего. Вместе с тем я готов встать в числе первых, кто словесно обрушится на того же маршрутчика, который курит в салоне в присутствии пассажиров. Но здесь не вопрос здоровья окружающих, здесь можно говорить исключительно об их эстетических пристрастиях и об уважении к ним: ну не по душе многим (действительно многим, очень многим) сей аромат, вот и не нужно источать его в их присутствии, только и всего. А коль на то пошло, какая-то часть общества вправе запротестовать тогда по поводу литров всевозможных жидких и газообразных ароматов, которыми орошают себя наши дамы. Войти в лифт после такой любительницы приятно пахнуть – сущее испытание. Тем не менее с ними никто не борется, со света их выжить не пытается.

В общем, у каждого из нас есть право дымить и пахнуть, если мы не мешаем жить окружающим. Не важно, насколько эти помехи реальны или притянуты за уши – желательно не создавать их, вот и все. И будет вам счастье.

Собственно, я вовсе не об этом. Просто бабка на остановке завела, дай ей бог здоровья...

Много сказано о вреде курения, много делается, чтобы изрядно подпортить жизнь курильщикам. Волна пропаганды валит такая, что на пути лучше не стоять, сметет к чертовой матери. Но мне лично, курильщику с двадцатилетним стажем (полжизни, выходит) все эти пугающие размером с три четверти пачки надписи, демонстрация легких курильщика на большом экране, якобы последние слова умирающего от рака Александра Абдулова, залы для некурящих в кафе, запреты на курение в поездах и пр. и пр. по большому счету жить не мешают. Нет, не так. Жизнь они не упрощают, конечно, но все равно курю. В ответ можно подвести теоретическую базу под известные штампы, типа имею право выбирать причину своей смерти. Но это, извините отмазки, на деле все проще. Рак легких, он где-то далеко, у кого-то там, а пачка Ротманса здесь, в ближайшем киоске. Вот и все. Согласен: бестолковщина, безответственность, полное отсутствие силы воли и желания думать.

И все-таки есть пара-тройка аргументов, которые не дают покоя. Во-первых, цена на сигареты. Она растет постоянно. К 2015 году, как я понимаю, мы по этому пунктику догоним и перегоним всю Европу. И вот тут мне становится искренне жаль денег, пущенных на ветер мутной струйкой дыма. И жалость эта только усиливается с каждым днем. В прямой зависимости от стоимости пачки сигарет.

Во-вторых, что ни говори, а о пользе сигарет для организма сказать нечего. Это безусловно не полезно. А рядом со мной подрастает молодое поколение - в лице трехлетнего сына. И мне не хотелось бы, чтобы он тоже закурил со временем. А он уже задает вопросы. И черт бы с ним, с волком из Ну, погоди!, он-то, понятное дело, дымит, потому что глупый хулиган, спортом не занимается и по этим же причинам так и не может поймать спортивного и некурящего зайчика. А потому не кури, сынок, занимайся спортом, будешь ловким, быстрым и сильным. Но с вопросом папа, а ты зачем куришь? уже сложнее. Довольно нелепо на этом фоне рассказывать ему, что курение – удел бестолочей и неудачников, а я не такой, просто начал в юности по глупости, а теперь бросить сложно, но скоро брошу, сынок. Нелепо. Как бы то ни было, пример все равно ему подается и где-то в недрах формирующегося сознания оседает.

Можно, впрочем, и обратный аргумент привести. Мой отец курил всегда, сколько я себя помню, но у меня вовсе не возникало желания последовать его примеру, потребителем табачной продукции я стал только в более-менее сознательном возрасте. Но такой аргумент не кажется убедительным даже мне самому. Просто отец дымил такой мерзостью (сейчас, кажется, таких марок сигарет уже не выпускается, надеюсь, по крайней мере), что вызывать приятные ассоциации она ну никак не могла, это точно.

К тому времени, когда пришло мое время финансировать табачную промышленность из собственного кармана, на прилавках уже было навалом всякого другого… ммм… добра. Я хочу сказать, что пример моего отца, пожалуй, не явился решающим при выборе в пользу курения. У кого-то, возможно, и по-другому, не знаю. В любом случае, чтобы у ребенка не возникало ненужных вопросов и нездорового интереса к запретному плоду (или наоборот, полного неприятия этого плода, что по факту может быть еще хуже), полагаю, не следовало бы ему показывать, что папа подвержен пагубной привычке. Уже поздно, впрочем.

А еще по-настоящему пугает состав так называемых табачных изделий. И это – в-третьих. Что-то совсем нет у меня уверенности, что содержимое сигареты — это действительно табак. Сдается мне, что, если он там и есть вообще, то его процент среди продуктов химии сведен к минимуму. К тому же качество этой капли шоколада в бочке дегтя сомнений не вызывает. И если думать, что вдыхаешь дым табака, было не страшно, то при мысли, что дышишь химической смесью, почему-то становится не по себе.

И вот эти три причины – повышение стоимости, наглядный пример для ребенка и содержимое сигареты – черт возьми, заставляют меня нервничать. А тут еще коллеги… Кто еще не бросил, тот пытается периодически. Едва ли не каждый.

В итоге. Когда-то давно, после очередного радиоэфира, посвященного проблеме курения, продолжая разговор уже с коллегами, я услышал мысль, что единственный действенный метод борьбы с этой заразой – дико взвинтить цены на сигареты. Мой контраргумент заключался в том, что такое мы уже проходили: дороговизна породит возвращение к самосаду и самокруткам, как курили, так и будут курить, так что вообще никакие способы борьбы не дадут результата. На что коллега парировал: да, кто-то будет курить самокрутки, но кто-то бросит. То есть, завяжет хотя бы часть курильщиков. И это уже можно считать результатом. А все остальные методы – да, они не работают, и тратиться на антитабачную пропаганду в СМИ и на улице – это выкидывать деньги на ветер.

Подумал я тогда несколько секунд и, так и быть, согласился. И вот сейчас, спустя несколько лет, прошедших для страны под сенью постепенного повышения стоимости пачки сигарет и параллельного убеждения масс в том, что курить вредно (это сколько ж денег вылетело в трубу…), мне вдруг ни с того ни с сего начинает казаться, что работают оба метода. Говорю это искренне: мне действительно кажется, что пропаганда дает результаты. Курить стало не круто. Как бы идиотски это не звучало, но курение – это и в самом деле не модно. Более того, курильщик выглядит в глазах общества эдаким дураком, изгоем, отщепенцем, которого пожалеть – и то не хочется, только презирать и можно.

Что это, ребята? На нас так подействовала антиреклама? Или зря я прикрываюсь обобщением мы, это только я такой падкий оказался на пропагандистские штучки, и мне просто чудится, что у нас, курильщиков, такой дурацкий вид с точки зрения некурящих, а на самом деле ничего не изменилось?

Пойду на балкон – перекурю, подумаю.








Яндекс.Метрика