Меню сайта

Краснодарские поэты. С заламыванием рук, с закатыванием глаз

Краснодарские поэты. С заламыванием рук, с закатыванием глаз



Краснодар понемногу начинает ощущать себя одним из центров российской культуры. Гельман, арт-салоны, выставки Дали и Пикассо. За всем этим великолепием продолжают существовать (или прозябать) направления искусства, не имеющие яркого внешнего облика. В первую очередь мы говорим, конечно, о литературе. И ее высшем проявлении - поэзии.

Развитие литературы есть ее вечное обновление, отрицающее прогресс. Парадокс мнимый: искусство есть умение избегать клише, но ни о каком лучше или хуже речи не идет. Гомер не лучше и не хуже Кафки, а сказание о Гильгамеше и Энкиду не состязается с Чевенгуром. Этот исходный пункт, по идее, должен воспитывать определенную самодисциплину: превзойти уже существующих авторов невозможно. Утверждение выглядит чуть ли не религиозным, провозглашая некий пантеон тех, кого не превзойдешь.
 
То есть сверху посмотреть на общую картину проблематично. Так, что будем заглядывать отсюда, с земли. Тем более, из нашего литературного ландшафта это сделать несложно: никто не заслоняет взгляда.

В самом деле - почему кубанская мини-культура дала мировой культуре столь мало великого или хотя бы самобытного? Ответ, видим, прост. Это является уделом подавляющего количества регионов и людей вообще. Никакой трагедии: культура сама по себе весит больше, чем любой из регионов, и чем все страны, вместе взятые.
 
Главный постулат: на Кубани нет никакой поэтической школы. Понятно, что все по-настоящему великие авторы существуют вне каких-либо школ, однако время от времени местечковые традиции, кружки, салоны, группировки и так далее формируют плеяды достаточно интересных авторов.

Если не считать школой то, что предлагает нам Союз писателей (а по сути - оба союза). Что представляла собой краевая поэзия в послевоенное время и до наших дней? Варавва, Бакалдин, Обойщиков? Их произведения даже проходят в школах, отметим, - в кубанских школах. Советская лирико-героическая поэзия с налетом казачьего колорита. Отсутствие литературных корней, шаблонность приемов, апелляции к высокой гражданственности и патриотизму. Плюс пирамидальные тополя в пейзажах, плюс псевдонародный говорок, которым начали изъясняться наши народники, начиная не с крестьян, а с Есенина и Клюева.

Поэтому мы и видим в статьях, посвященных творчеству земляков, не анализ их творчества, а факты из биографий (как будто работа в многотиражке, на заводе, в колхозе или даже подвиги на фронте делают из человека поэта). Слуцкий тоже воевал и был коммунистом, но не это сделало из него культурную единицу. Даже Михаил Светлов со своей Пирушкой (которая теперь воспринимается как пасквиль против большевиков, хотя товарищ поэт в самом деле восхищался тем, как страдал без воды разоруженный полк юнкеров) был хотя бы честен как автор. А у нас реальность поэтическая ничем не отличается от реальности районной газеты. Зато апломб: как же - наши! Кубанские!

А в таком виде сейчас, через двадцать лет после крушения Советского Союза, эта разновидность искусства существует неприкаянно, сама для себя. Высшая степень самоотречения и бесхребетности - быть глашатаями несуществующего строя, агитировать, когда тебя даже об этом не просят. Все же тогда культура - и поэзия - были подпорками официальной идеологии. Это было катастрофой, но это было катастрофой хотя бы логичной.

В наши дни подобное бесплодное стремление выглядит разве, что иллюстрацией к теоретикам постмодернизма: явления уже давно оторвались от своих авторов и своих истоков, существуя теперь безо всяких целей и смыслов. Бодрийар как он есть.

Впрочем, сейчас, с приходом нового министра культуры, ныне живые поэты, жаждущие внимания власти, могут его и дождаться. Тот случай, когда понимаешь, что может быть хуже.

Но даже в таком, кастрированном виде все это переходит и на другие уровни. Если вы видите, что поэтическое мероприятие организует управление по делам молодежи или союз писателей - бегите оттуда со всех ног. Хотя бы потому, что поэзия - это не дело организаций, это дело индивидуумов и слов, поэзия живет в долинах сказанного ей, как заявил Уистан Оден. А вовсе не в отчетах департаментов.

Но есть и другой полюс поэтической жизни - поэты внесистемные и, скажем так, самоорганизованные. С этой стороны в последнее время наметилась хоть какая-то активность. Молодые люди той или иной степени дарования собираются вместе, читают стихи и даже порой берут деньги за то, чтобы их друзья на это посмотрели. Все бы хорошо - невинные развлечения юности - если бы не пара аспектов.

Первый - серьезные авторы, имеющие публикации и свое лицо, в таких перфомансах, как правило, не участвуют. Когда я спросил о подобных литературных встречах достаточно интересного, как мне кажется, местного поэта Алису Мусиенко, она мне ответила следующее: Я подозреваю, что где-то в Краснодаре есть достойные поэты. Но им эти вечера не интересны. Беда, казалось бы, небольшая, но на эти мероприятия ходят десятки человек, чье представление об искусстве города оказывается искаженным.

Второй момент - при общем невысоком уровне местные авторы уже стали мастерами бессмысленного пиара. Бессмысленного - потому, что сейчас не десятые годы XX века, нет Бродячей собаки и маяковской кофты. Никому их самопрезентации не нужны и не интересны, они не настораживают, не провоцируют и даже не эпатируют. Просто увеличивают общую информационную зашумленность нашего и так не самого тихого места.

Может быть, кто-то может найти в этом прелесть - сродни прелести галдящей стайки детей. И я готов согласиться. Но потом вижу в ленте новостей что-то вроде самый загадочный и провокационный женский образ краснодарской стихотворческой богемы... творческий путь поэта длиной в десять лет подобен калейдоскопу, в котором смешались мысли, эмоции и чувства. Когда я хочу почитать где-нибудь раскрученных местных поэтов, а поисковик выдает мне только их многочисленные страницы с их же саморекламой, желание подробнее узнать об их творчестве отпадает. Поза непризнанного непечатаемого гения хороша в 20-ть, а тем нашим молодым поэтам, которые находятся более или менее на слуху, уже лет на десять больше.

Небольшая иллюстрация: как-то я собирался принять участие в одном местном поэтическом мероприятии. Его организатор - краснодарская поэтесса - долго рассказывала, что чтение стихов нужно сопровождать шоу, и интересовалась, как именно я буду одет. Пиджак спортивного кроя оказался уместным.

О чем же пишут краснодарские любители? Вот один из них встречает нас со странички в соцсети (почти 2 тыс. подписчиков, не абы как) суровым мужественным взглядом и подростковыми строками: Когда-то не станет и нас… Внезапно уйдя, не вернемся. Впрочем, воздержимся от ерничества и подумаем - откуда наши поэты черпают свое вдохновение? Ведь, как мы уже сказали, в 90-е годы литературный (псевдолитературный) процесс в очередной раз прервался.

Советское искусство не оставило после себя ничего, за что можно было бы зацепиться. Тем более - наша провинциальная и находящаяся совсем уж не в ладах с совестью его полукоммунистическая, полуказачья ипостась. С другой стороны, сейчас есть доступ ко всемирному наследию. Пласт этот сложно объять, поэтому его проще не принимать во внимание.

Так, что у нас бьет сразу несколько ключей. Один - так называемый русский рок. Второй - современные поэты второго-третьего и ниже эшелонов типа Веры Полозковой или, гм, Лехи Никонова. В третьих - как бы классика и как бы авангард. Причем представление о современной поэзии вообще часто заканчивается на Маяковском-Есенине. А так называемый серебряный век полагается каким-то пиком, краем модернизма, за которым не было ничего.

Это не литературный процесс, но подделка. Невозможно адекватное подражание напрямую тому же Есенину (даже ему!), ибо после него была целая линейка разномасштабных поэтов аналогичной направленности.

Передо мной лежит пара филфаковских сборников поэзии - в чем-то забавных и милых. Мальчики и девочки пока еще упиваются самоопределением поэт, заимствуют чужой опыт, даже показывают некие технические навыки. Все как один ломают традицию или призывают посмотреть на мир под другим углом. Понятно, что это все еще игры в поэзию, но любопытные строки проскальзывают даже тут. Потом я слушал поэтический молодняк на конкурсах и отмечал: авторы вульгарных, вторичных, претенциозных вирш читают их как актеры в самодеятельном театре. Громко, с выражением, с заламыванием рук и закатыванием глаз. Те, кто уже что-то понял о сути стихосложения, довольствуются более скупыми интонациями. Неплохой индикатор: оторвать звучание стихов от их содержания невозможно.
  
Разумеется, сама проблема не стоит и выеденного яйца - да и нет никакой проблемы. По сути, можно не отвлекаться на поверхностный шум. Но благодаря Интернету мы можем оценить то, что раньше писалось в тетрадочках. Крупные поэты рождаются точно по несколько штук в поколение, так что и мы дождемся кого-нибудь. А в Краснодаре это будет или нет - совершенно не важно.

Иван БЕЛЕЦКИЙ, ИА Живая Кубань








Яндекс.Метрика