Меню сайта

Александр Митягин: История – наставница жизни

Александр Митягин: История – наставница жизни




В прошлые выходныеhttp://www.livekuban.ru/node/228481> ушел из жизни один из самых известных руководителей территориальных управления Банка России – начальник ГУ ЦБ РФ по Краснодарскому краю Александр Митягин. В прошлом году он дал интервью автору проекта «Экономическая летопись» на http://bankir.ru/>Bankir.Ru, в котором поделился своими воспоминаниями.


Досье Bankir.Ru. Александр Митягин. В1971–1977   годах – экономист, старший экономист, заместитель управляющего   Красноармейского отделения Краснодарской краевой конторы Госбанка СССР. В   1977–1984 годах - управляющий Брюховецким отделением, затем   Новороссийским городским отделением Краснодарской краевой конторы   Госбанка СССР. В 1984–1987 годах - заместитель управляющего, управляющий   Краснодарской краевой конторы Госбанка СССР. В 1988–1990 годах -   начальник Краснодарского краевого управления Агропромбанка СССР. В   1990-2011 годах - начальник Главного управления Банка России по   Краснодарскому краю.


- Давайте начнем с самого начала, с вашей биографии…


- Я родился в селе Чебокса Татарской АССР, в детстве жил в Казани и на работу в банковскую систему попал чисто случайно — в семье никто не имел к ней никакого   отношения. В 1971 году после окончания Казанского   финансово-экономического института я по распределению был направлен в   Краснодарский край, где и остался работать.


Моя трудовая деятельность началась в районном центре — станице   Красноармейская (с 1994 года — станица Полтавская), где я в должности   экономиста отделения Госбанка СССР в 1971 году стал заниматься вопросами   сельского хозяйства. Нужно отметить, что в нашем районе было в то время   много богатых совхозов, занимающихся в основном выращиванием риса.   Сильно было развито и мелиоративное хозяйство, и я застал то время,   когда для орошения рисовых полей строилось огромное водохранилище,   причём возводивший его главк был на правах министерства.


Через год меня призвали на службу в армию, так как в нашем институте   не было военной кафедры. Отслужив год, я вернулся в станицу   Красноармейская, работал старшим экономистом, затем заместителем   управляющего отделением. Потом меня назначили на должность управляющего   отделением Госбанка СССР в станицу Брюховецкая, которая стала широко   известна после появления команды КВН из этой станицы. Там я отработал   три года, затем в течение четырёх лет возглавлял городское отделение   Госбанка СССР в Новороссийске.


В 1984 году меня перевели в Краснодар на должность заместителя   управляющего краевой конторой Госбанка СССР. В 1985 году умер   управляющий конторой Владимир Алексеевич Лапаксин, и я возглавил краевую   контору.


Конечно, объём работы на новом месте был гораздо больше. Если в   отделениях приходилось в основном работать непосредственно с клиентами,   то в конторе — уже больше заниматься стратегическими вопросами. Хорошо   помню, как в то время мы проводили интересный эксперимент на базе   крупного агропромышленного комбината в Тимашевском районе. Для   проведения расчётов в своих хозяйствах они создали финансово-расчётный   центр, напоминающий сегодняшнее казначейство, то есть тогда фактически   был создан первый коммерческий протобанк.


- Виктор Николаевич Семенов, бывший в середине 1980-х годов   заместителем министра финансов СССР, вспоминал об этой новации. По его   словам, вы участвовали в создании финансово-расчетного центра   агропромышленного комбината «Кубань». Цитирую его: «Хозяйство, входящее в   комбинат, открывало в финансово-расчётном центре расчётные счета, на   которых ежегодно отражались все его расчётно-денежные операции. По месту   нахождения предприятий и организаций комбината в учреждениях банка   открывались текущие счета, на которые финансово-расчётный центр   перечислял средства на выплату заработной платы и на неотложные нужды.   Платежи в бюджет комбинат осуществлял в централизованном порядке с   соблюдением хозрасчётных прав предприятий и организаций, входивших в   него. Таким образом, можно сказать, что под видом финансово-расчётного   центра комбината «Кубань» был создан фактически первый отраслевой банк,   прообраз современных коммерческих банков».


- Да, это было по тем временам невиданное новшество, потом этот опыт перенесли ещё на два района…


В краевой конторе, став заместителем управляющего, я курировал   промышленность, которая в Краснодаре была хорошо развита. Причём не   только тяжёлая, но и лёгкая, и пищевая. В отличие от сегодняшнего дня мы   осуществляли не выборочное, а сплошное кредитование всех отраслей   экономики. При этом предприятия тяжёлой промышленности кредитовались по   обороту, часть оборотных средств замещалась кредитами. В   перерабатывающей и пищевой промышленности кредитование шло несколько по   иному. Нужно отметить, что к отстающим предприятиям применялись санкции в   виде снятия с кредитования, такие предприятия переводились на особый   режим, за их работой устанавливался постоянный контроль, им помогали,   иногда приходилось для этого менять руководство предприятия. До   банкротства дело не доходило.


Естественно, когда в 1986–1987 годах готовилась реформа банковской   системы, с регионами никто не советовался. После известного июльского   постановления ЦК КПСС и Совета министров о реорганизации системы   Госбанка СССР были проведены кустовые совещания, на которых   представители из Москвы разъясняли нам направления предстоящей реформы,   сообщали, какие специализированные банки было решено создать. Я сам   участвовал в таком совещании, которое проходило в Ставрополе. Поэтому в   какой-то мере мы были подготовлены к будущей работе, и после выхода   постановления Совета министров, конкретизирующего действия по созданию   спецбанков, мы вплотную приступили к его реализации.


Разделение по специализированным банкам в Краснодарском крае, как и в   других регионах, проходило сложно. Так, в прибрежных районах очень   сильные позиции приобрёл Жилсоцбанк; в Краснодаре, Новороссийске и   других городах, где была сосредоточена крупная промышленность, лидировал   Промстройбанк. Однако наиболее крупным, естественно, стал Агропромбанк,   в который я и перешёл работать. Кстати, наш Агропромбанк стал третьим   по счёту в Советском Союзе банком, перешедшим в порядке эксперимента на   хозяйственный расчёт, что позволило существенно повысить доходы банка и   зарплаты нашим сотрудникам. До нас на хозрасчёт перешла только часть   подразделений на Украине и в Москве.


Следует отметить, что в Госбанке в то время оставались лишь вопросы   бюджета и эмиссионной политики, заниматься небольшому количеству   сотрудников было фактически нечем, а их заработная плата была   значительно меньше, чем у нас.


- Однако вы все же вернулись работать в систему Госбанка…


- Покидая Госбанк, я не планировал туда возвращаться, поэтому, когда   началась коммерциализация банковской системы, я хотел преобразовать   Агропромбанк в мощный самостоятельный коммерческий банк. Однако   обстоятельства сложились иначе. В январе 1990 года я вернулся в систему   Госбанка и вновь возглавил Краснодарское краевое управление Госбанка   СССР.


Как раз в это время по стране развернулась «война телеграмм» союзных и   российских органов власти, но, нужно честно признать, в Краснодарском   крае мы особо её не ощущали. На меня не оказывали давления ни крайком   КПСС, ни крайисполком, более того, они сами, не до конца понимавшие   происходящее, прислушивались к моему мнению.


Коммерциализация банковской системы также проходила в нашем регионе   довольно спокойно. Первым в мае 1989 года под № 89 был зарегистрирован   коммерческий банк «Кубань» - как раз, по сути, на базе   финансово-расчётного центра комбината «Кубань». Банк работал долгое   время в Тимашевске, впоследствии собственники банка перевели его в   Москву, а в ноябре 2009 года у банка была отозвана лицензия.


Всего же на первом этапе при непосредственной помощи нашего Главного   управления было создано около 40 коммерческих и кооперативных банков,   причём в отдельных районах коммерческим банком становилось действовавшее   там отделение спецбанка, а в некоторых банки возникали с нуля,   создаваемые бывшими руководителями подразделений краевой конторы   Госбанка. Единственной проблемой в то время была острая нехватка   помещений для функционирования вновь созданных банков, тем более что   следовало думать о размещении создаваемых тогда же расчётно-кассовых   центров.


РКЦ были образованы в декабре 1990 года во всех районах и городах   края на базе отделений Госбанка. В начале 1995 года 45 расчётно-кассовых   центров края обслуживали 72 самостоятельных банка и 149 их филиалов, а   также 45 филиалов банков из других регионов. Их создание себя оправдало,   комплектовались они квалифицированными кадрами из числа бывших   работников отделений Госбанка и специализированных банков.


- И как сложилась судьба первопроходцев коммерческого банкинга на Кубани?


- Нужно признать, что среди созданных коммерческих банков было много   «карманных», — естественно, большинство из них оказались   нежизнеспособными. Также большие проблемы нам доставляли банки,   стремящиеся любыми средствами набрать побольше вкладов населения, они   выплачивали просто бешеные проценты. Так одна семья, состоящая из мужа,   жены и дочери, создали инвестиционно-коммерческий банк «Ленекс»,   обещавший выплатить до 900% годовых. Естественно, банк рухнул, в феврале   1995 года у него отозвали лицензию, а нам пришлось работать с   вкладчиками банков-банкротов.


Вообще, начало 90-х годов ознаменовалось для банковской системы   страны двумя большими проблемами — острой нехваткой наличности и   задержкой проведения расчётов. Сразу скажу, что больших проблем с   наличностью мы в Краснодарском крае не испытывали, поскольку у нас были   региональные резервные фонды, предусмотрительно созданные. Следует   сказать, что Краснодарский край — курортная зона, поэтому там всегда был   большой приток наличности. Если и были отдельные задержки выплаты   наличных денег, то, как правило, они не превышали 5–7 дней. Что касается   расчётов, то поясню, что нашу информацию обрабатывал вычислительный   центр в Ростове-на-Дону. Благодаря этому, а также используя взаимозачёт,   мы проблему расчётов решили довольно быстро и спокойно.


К сожалению, много хлопот доставили нам фальшивые авизо. Причём их   пытались использовать не только представители северокавказских   республик, в эту аферу оказались втянуты отдельные краевые коммерческие   банки и даже некоторые наши сотрудники; по нескольким мы передали   материалы в правоохранительные органы. Фальшивые авизо шли и из других   регионов, зачастую из Москвы. Ситуация нормализовалась только после   того, как была внедрена система подтверждения авизовок.


А вот кризис межбанковского кредитования 1994–1995 годов практически   не затронул краснодарскую банковскую систему, серьёзно пострадал лишь   один «Краснодарбанк», созданный на базе бывшего отделения Жилсоцбанка.   Держа свои средства на корсчёте московского банка, он не смог их   вернуть, в результате чего его финансовое положение стремительно   ухудшалось, а в мае 1999 года мы были вынуждены отозвать у него   лицензию.


После дефолта 1998 года промышленность стала постепенно оживать, это,   естественно, отразилось и на развитии банковской системы, в   Краснодарском крае были зарегистрированы два новых коммерческих банка, в   регион активно пошли московские банки, открывавшие на нашей территории   свои филиалы. Наиболее бурное развитие филиальная сеть в Краснодарском   крае получила с 2005 года, сегодня она насчитывает 99 филиалов, 26 из 30   крупнейших российских банков имеют подразделения в регионе, всё это   создаёт здоровую конкуренцию на краснодарском банковском рынке.


Конечно, мы постоянно отслеживаем работу филиалов, большинство из них   не «отсасывают», а привлекают ресурсы на краснодарский банковский   рынок. В качестве положительного примера приведу филиал ЮниКредит Банка,   кредитный портфель которого значительно превышает объём средств,   привлечённых на территории Краснодарского края. Когда какой-либо банк   собирается открыть в нашем регионе филиал, мы ему ставим непременное   условие, чтобы он содержал себя за счёт средств, заработанных на   краснодарской земле и только в исключительных случаях за счёт финансовой   помощи головного банка.


В качестве такого отрицательного примера приведу филиал банка   «Олимпийский», Лазаревский филиал которого занимался исключительно   валютно-обменными операциями. С ним мы долго боролись, вплоть до отзыва   лицензии у банка.


- За долгие годы своей работы вы соприкасались с разными   генерациями руководителей госбанковской, а затем центробанковской   системы…


- Да. Конечно, мне довелось взаимодействовать со многими   руководителями банковской системы. В первую очередь хочу вспомнить   добрым словом недавно скончавшегося Сергея Ефимовича Егорова. Когда меня   назначили руководить краевой конторой, Егоров приезжал в Краснодар и,   будучи управляющим Российской республиканской конторой Госбанка СССР,   поддержал меня, давал важные советы, да и в дальнейшем я неоднократно   ощущал его помощь, за что ему очень благодарен.


Когда Центральный банк РФ возглавил Георгий Гаврилович Матюхин, я   несколько раз был у него на приёме. Конечно, не все мои проблемы   решались так, как бы мне хотелось, но он как интеллигентный человек к   собеседнику всегда относился с уважением и вниманием. С Виктором   Владимировичем Геращенко мы и сегодня продолжаем поддерживать отношения.


Ничего плохого не могу сказать и о Сергее Константиновиче Дубинине,   он меня однажды поддержал в сложной для меня ситуации. К тому же при нём   в центральной части города Краснодара началось строительство и в   довольно короткие сроки (строительство велось три года) было возведено   современное 12-этажное административное здание Главного управления на   650 сотрудников, оборудованное по последнему слову техники.   Строительство было закончено в последний год уходящего XX века. Также я   по-доброму вспоминаю и работу с Татьяной Владимировной Парамоновой. Да,   на неё обижались некоторые мои коллеги из других регионов, но вопросы   Краснодарского края она всегда решала оперативно и эффективно, и вопрос   приобретения здравницы в городе Сочи — её заслуга. Хорошие отношения у   меня были и с Александром Андреевичем Хандруевым, тем более что родители   его жены жили в Краснодарском крае. О Сергее Михайловиче Игнатьеве могу   сказать, что это достаточно осторожный и «экономный» человек. Мы ему   так же очень благодарны. При его поддержке принято в эксплуатацию   крупнейшее после Москвы и Петербурга денежное хранилище, входящее в   первую десятку подобных объектов в Европе. Здесь нас очень поддерживал   заместитель председателя ЦБ РФ Георгий Иванович Лунтовский. Кроме того, в   нашем сочинском пансионате «Южный» благодаря помощи Сергея Михайловича   Игнатьева мы построили многофункциональный корпус для отдыха работников   всей системы Центрального банка.


- Как вы сегодня оцениваете развитие банковской индустрии на Кубани?


- Вспоминая пройденный путь, вновь подчеркну, что мы были горячими   сторонниками построения двухуровневой банковской системы, поэтому в 90-е   годы поддерживали создание коммерческих банков. В результате на   территории Краснодарского края осуществляют свою деятельность более   полутора тысяч кредитных организаций и их подразделений. На каждые 100   тысяч жителей края приходится в среднем 30 кредитных учреждений.


Конечно, мы не могли пройти свой путь без ошибок, но в целом   банковская система Краснодарского края развивалась успешно. Не всё, что   происходит в банковском секторе, мне нравится. В частности, мне казались   ошибочными попытки отобрать у Центрального банка функцию банковского   надзора. Правда, сегодня ситуация меняется, и даже есть предложения,   чтобы Центральный банк, как наиболее организованная структура,   осуществлял надзор не только за банками, но и за другими финансовыми   органами.


Другой волнующий нас вопрос — обеспечение банковскими услугами нашей   глубинки, так как в станицах работают в основном лишь отделения   Сбербанка, да и они всё чаще реорганизуются в допофисы. Коммерческие   банки идти в отдалённые районы не хотят, это нерентабельно, так как   возникают большие сложности с перевозкой наличности из одного района в   другой.


Historia est magistra vitae («История — наставница жизни»), говорили   древние. Нельзя создавать новый мир, минуя прошлое, — знание истории   позволяет яснее понять современность. За более чем вековой период многое   изменилось, однако опыт предыдущих поколений бережно сохранён и   приумножен. История Государственного банка на Кубани продолжается…




Николай Кротов, http://bankir.ru/>Bankir.Ru








Яндекс.Метрика