Меню сайта

Клептомания – новый вирус Красной, 35?

Клептомания – новый вирус Красной, 35? Фото: facebook.com/kolontaevskaya


Листая Интернет-страницы сайта госзакупок (zakupki.gov.ru), невольно вспоминаешь старый одесский анекдот: «Сема, вы-таки знаете, если б я был королем, то жил бы лучше, чем король? – Это почему? – А я бы еще немножечко шил».

WhatsApp Image 2019-10-14 at 13.47.57.jpeg

Вот, казалось бы, ты вице-губернатор Краснодарского края. У тебя шикарное «прикрытие» в лице свояка - (уже бывшего) регионального руководителя одной из федеральных структур. И ты нежданно-негаданно получаешь возможность осуществить свою давнюю мечту и практически «семейно» контролировать работу двух важнейших предприятий: дорожно-проектного и ремонтно-строительного. У нас, на Юге, это золотое дно. К тому же эта должность открывает перспективы для организации торгов по госзаказам. Мы не знаем, почему так получилось, но, по информации сотрудников краевой администрации, эти самые предприятия дивным образом стали побеждать в конкурсах.

И то, что собственником этих контор является "подставной" зицпредседатель-пенсионер, никого в краевом руководстве, понятно, не смущает. Как не смущает и тот факт, что в интернете полно информации о том, распределение бюджетных денег по дорожным госзаказам в крае идет через видимость честной борьбы на тендерах. И даже то, что представитель губернатора и супердоверенный его человек, которого динчане называют другом детства, по совместительству - министр транспорта Переверзев входит в советы директоров целого десятка ДРСУ – это не избавляет отрасль от коррупционных слухов. 

WhatsApp Image 2019-10-14 at 13.40.10.jpeg

Вроде бы у всех все хорошо и все под контролем. Живи и радуйся. Зачем тогда мелочиться? «Сема, я бы еще немножечко шил».

Есть такая болезнь – клептомания. Когда больной не может без того, чтобы хоть что-то не украсть. Абсолютно все равно что: хоть дорогой музыкальный инструмент, хоть алюминиевую ложку.

MyCollages.jpg

В случае с нашими героями, очевидно, стоит говорить о новой ее разновидности - «бюджетной клептомании».

Обратимся к некоторым документам российского Минтранса.

«Одной из причин ухудшения состояния автомобильных дорог (деформация, разрушение дорожной одежды и земляного полотна) в Российской Федерации является перевозка автотранспортными средствами сверхнормативного груза («перегруз»). Это приводит к необходимости проведения внеочередных ремонтных работ на автодорогах и как следствие ведет к увеличению расходов бюджетов всех уровней. По данным ассоциации РАДОР, размер ущерба, наносимого грузовым транспортом со сверхнормативными нагрузками, составляет более 2,6 трлн. руб. в год, при этом объем всех дорожных фондов – 1,5 трлн. руб. Одним из действенных способов решения проблемы является установка на автодорогах автоматизированных пунктов (постов, систем) весового и габаритного контроля (АПВГК)».

Чтобы не углубляться в технические подробности обустройства таких пунктов, скажем коротко. На сегодня в основном применяются системы контроля в движении без торможения. Одни датчики веса пьезокристаллические (их поставляет швейцарская фирма Kistler), в стране они сертифицированы для скорости 20-140 км в час, что, кстати, позволяет водителям-жуликам хитрить, проезжая через пункт контроля на скорости в 19 км в час. Другие – тензометрические. В США, кстати, именно они получили наибольшее распространение. Для России они выгодны еще и тем, что их производят и у нас (компания Тензо-М) и нет нижнего предела скорости. Их проще калибровать, у них лучшая износостойкость и больший срок эксплуатации, чем у пьезодатчиков.

Когда мы видим, как на отдельную полосу, где расположены пункты весового контроля, въезжает грузовик, он заезжает не просто на стукающую под колесами железку, а на довольно сложное техническое устройство, стоимость обустройства которого (по данным Росавтодора) - 20-30 миллионов рублей.

Вопросом автоматизированного весового контроля в крае озаботились в 2015-м. Тогда были заключены государственные контракты и разработаны три первых проекта на установке АПВГК на общую сумму 10.1 млн. руб. Запомним: в 2015-м Вороновский перешел работать в администрацию края. И хоть был среди «кураторов» дорожной отрасли, но к организации тендеров на проектные работы имел мало отношения. Но вот, став министром транспорта, а затем вице-губернатором, похоже, быстро сориентировался. Цены на проектировку как то уж очень стремительно стали расти. Итак, если в 2015-м каждый из трех проектов стоил 3,36 млн. руб., то в 2017-м цена каждого проекта составила уже 5,06 млн. руб. А в нынешнем 2019 – 7, 15 млн. руб. Рост более чем в два раза! Инфляция и близко таким темпам не соответствовала (по данным Росстата, она составила за этот период 26 процентов, но ведь не 130!). Да и к тому же в тендерах, по идее, должны побеждать те, кто предложит выполнение того же объема работ за меньшие деньги. А тут, получается, побеждали те проектные фирмы, которые просили в два раза больше?

WhatsApp Image 2019-10-14 at 13.46.15.jpeg

Но, может быть, это в целом по стране такая проектная тенденция? Смотрим данные по другим регионам. В них аналогичные проектно-изыскательские работы стоят от 1 до 2,65 млн руб. (столько бюджет платит в отнюдь не бедной «нефтяной» Башкирии).

Смотрим, за счет чего у нас случилось такое финансовое счастье для проектировщиков? Все же им надо было как-то эти траты обосновать. Уже ни для кого, наверное, в крае, не секрет, что все «накрутки» в подобных случаях делаются по пунктам, которые очень трудно проверить. Это как углубление дна у морских причалов. Если проверяющие не нашли этого самого «углубления», всегда можно сослаться на то, что сильный шторм снова гальку размыл. Так что там «вбили» талантливые проектировщики? Смотрите, какой любопытный перечень изысканий включен: геофизические, физико-химические, сейсмические, даже археологические. Нет, ну я бы понял, что пункты контроля монтируются в чистом поле и надо проверить, что там из исторического наследия под землей. Но какая нахрен археология на действующей дороге? Все эти изыскания, даже если они были бы положены, провели еще во время строительства самой дороги.

Или вот вообще уникальный пунктик: «Расчет расценок машинного времени». То есть речь о компьютерном времени. В бумажечках проектировщиков указаны нормы… 1988 года! Если вы встретите очень мудрого дедушку при памяти, который знавал компьютеры того времени, он вам расскажет про великий советский компьютер «Наири» производства республики Армения, который занимал площадь в три комнаты и сбоил от излишества пыли. Результаты же могучих исследований записывались не на флешку и даже не на CD-диск, а на километровую бумажную перфорированную ленту. Сейчас такую машину не встретишь и в музеях. Но, видимо, в проектных конторах под мудрым хозяином «Вороновский и К» она эксплуатируется еще вовсю.

Впрочем, почему это мы говорим о проектировщиках-победителях тендеров во множественном числе? Ведь практически все тендеры, похоже, выигрывала одна фирма - ООО «ДорМеталлПроект». Тем более, говорят, они из станицы Воронежской. Кооператив «Все свои»?

И как вы думаете, какие же технические схемы предпочли в ООО «ДорМеталлПроекте»? Более дешевые и долговечные, к тому же выпускаемые у нас, те, которые на основе тензодатчиков? Ну, чтобы импортозамещение и все такое?

Да нет же! ООО «ДорМеталлПроект» разрабатывает схемы АПВГК под измерительные комплексы UnicamWIM чешской компании Camera, оснащенной швейцарскими пьезоэлектрическими датчиками фирмы Kistler. Те самые, что спокойно дурят наши водилы, тормозя до 19 км в час.

Когда проекты были готовы, понятно, приходила пора «торговаться» по исполнителям. И кто же выигрывает тендеры? ООО «ДорМеталл». Как же созвучно это название другому - ООО «ДорМеталлПроект». В 2017-м по проекту ООО «ДорМеталлПроекта» исполнителем госконтракта № 2230807719017000019 на сумму 34,8 млн. руб. стало ООО «ДорМеталл». А кто на субподряде? ООО «Усть-Лабинское ДРСУ» - дорожная контора, фактическим владельцем которой является, по слухам от тех же дорожников, один уже известный нам вице-губернатор.

В 2018-м году министерство транспорта и дорожного хозяйства края заключило 10 государственных контрактов на установку пунктов контроля. Восемь, на общую сумму 420,9 млн. руб., получило ООО «ДорМеталл», еще два, на общую сумму 106,0 млн руб. – ООО «Усть-Лабинское ДРСУ». Неплохой такой бизнесочек, да?

WhatsApp Image 2019-10-14 at 14.31.55.jpeg
Чтобы завершить перечень участников схемы, надо назвать и еще одного участника - новосибирское ООО «ИТС-Сибирь». Хотя включение компании в этот "вороновский список" - мера, можно сказать, вынужденная. «ИТС-Сибирь» является сервис-партнером чешских поставщиков датчиков фирмы Сamea.

В монтаже в полной мере проявилась бюджетная клептомания. Возьмем ту же Бурятию: «Закупка от 29.06.2018 «31806670937 на поставку, монтаж и подключение к системе ГИБДД двух АПВГК». Стоимость 41,1 млн, или по 20,7 млн. руб. за один пункт».

Кубань: в 2017-м при обустройстве первого в крае АПВГК сумма госконтракта составила 34,8 млн.руб. В этой сумме только стоимость швейцарской системы UnicamWIM – 26 миллионов рублей, что больше того, что заплатили буряты, на 5,3 млн.

В 2018 стоимость строительства АПВГК в Краснодарском крае возросла (по каждому пункту) от 14 до 23 млн руб. То есть рост в 140-165 процентов.

Когда читаешь бюджетные документы, кажется, и ребенок увидит, по каким «ручейкам» идет рост уровня затрат. К примеру, в сводный сметный расчет внесен отдельно пункт о пуско-наладочных работах. Новосибирские пусконаладчики проставили 7,069 млн руб. Но вот в Бурятии этот же пункт уже включен в стоимость оборудования. И там это же новосибирское ООО определяет стоимость пуско-наладочных работ в… 500-700 тысяч рублей. Да-да, мы не опечатались, а вы не ошиблись.

Вот даже интересно, как Анатолию Владимировичу Вороновскому удалось вовлечь и сибиряков? Какие условия им нужно было выполнить, чтобы победить в тендерах? Но тем не менее мы видим, что новосибирцы согласились. Теперь есть основания предполагать, что с высокой долей вероятности через них, возможно, прокачиваются краевые бюджетные средства с их последующим обналичиванием и выводом на счета участников ЧПГ (чиновничьей преступной группировки). Возможно, мы не правы. Чтобы развеять все домыслы и подозрения, мы опубликуем документы, представленные другой стороной.

Пока же получается, что за последние три года через расчетные счета ООО «ДорМеталлПроект», ООО «ДорМеталл», ООО «Усть-Лабинское ДРСУ», ООО «ИТС-Сибирь» могло быть выведено не менее 180 миллионов средств краевого бюджета.

Да, по сравнению с миллиардной бюджетной рекой, что качается по дорожным краевым проектам, кажется «мелочью». Но ведь в том и особенность бюджетного клептомана: он не может не красть. У него тогда ломки, и в целом он себя неважно чувствует. Впрочем, можно вспомнить еще одну поговорку: «Курочка по зернышку клюет, к вечеру сыта бывает». Там десяток миллионов «клюнул», сям… Клептомания…

WhatsApp Image 2019-10-14 at 14.12.09.jpeg
новости