Закрыть
Предложить новость

Кто во что горазд: один и тот же закон в кубанском Росреестре трактуется по-разному

В Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Краснодарскому краю решения принимаются в зависимости от того, знает специалист закон или изучал его по комиксам?

Кто во что горазд: один и тот же закон в кубанском Росреестре трактуется по-разному

«Живая Кубань» уже рассказывала о том, как  Ленинский районный суд незаконно лишил несовершеннолетнего квартиры. Сразу отметим: дождаться официальных ответов, мол, меры приняты, не получилось.  Но зато наша редакция стала получать сообщения от читателей с рассказами о своих случаях, где тоже соблюдением законности и не пахнет. Люди, столкнувшиеся с несправедливостью, как ни странно, рассматривали материалы нашего журналистского расследования как… пособие в борьбе за восстановление справедливости по их не менее «странным» случаям. Конкретно по пунктам: на что нужно обращать внимание, столкнувшись с квартирными мошенниками, как не дать увлечь себя «красивыми и как бы убедительными» речами судей, которые, оглашая свои весьма спорные решения, сыплют перечнем статей гражданского, семейного, административного и уголовного кодексов, к делу вообще не имеющих отношения. 

 Поэтому мы решили продолжить публикацию нашего «пособия» для борьбы с несправедливостью. На примере все того же случая с семьей А. Выяснилось, что отец семейства заключил договор долевого участия в строящемся доме не только по квартире для несовершеннолетнего сына. Был еще другой договор - он касался приобретения автостоянки. И это тоже был «договор на вырост». Стоянка была также оформлена на младшего члена семьи.  Сумма небольшая. Именно поэтому сам факт изначально внимания не привлек. Но все же именно договор на стояночное место очень даже ярко показывает «двойные стандарты» работы регистраторов нашего краевого Росрееста, на что и обратил внимание адвокат Александр Савчук, ведущий это дело. 

 Напомним, что в предыдущей статье мы уже рассказывали о том, что когда глава семьи заключал договор переуступки квартиры сына, сотрудница Росреестра, наплевав на предписанные законом обязанности, легко оформила документы, не привлекая к сделке органы опеки, хотя это что обязательно по закону, если речь идет об интересах несовершеннолетнего. 
Госрегистратором по этому договору оказалась  Н.А. Петрова, главный специалист-эксперт отдела государственной регистрации недвижимости Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Краснодарскому краю.  

Что же входит в должностные обязанности государственного регистратора?  Проведение правовой экспертизы поданных заявителем документов и принятие по ее результатам проведения решения об осуществлении государственной регистрации или о приостановлении государственной регистрации, или об отказе в проведении государственной регистрации, либо  вообще возврат документов. 

 И как же объяснила свое «необычное» решение Петрова? Просто. Заявила, что правовая экспертиза в принципе… не имеет четких, установленных законом пределов. Да и сам отец несовершеннолетнего все знал, осознавал и действовал совершенно без понуждения… в интересах сына.

Это что за лирика? У нас разве есть в стране хоть один закон, который «не имеет четких установленных законом пределов»? Это тогда, простите, не закон, а разговоры бабок на лавке… И откуда у регистратора такая глубокая внутренняя уверенность, что отец без понуждения действовал в интересах сына? Любой человек, столкнувшийся с мошенниками, может, увы, действовать в ущерб себе, своим близким «без всякого понуждения». По телевизору показывают полно сюжетов о деятельности квартирных аферистов. Их жертвы, по словам мошенников, тоже ведь «добровольно расставались со своими квартирами». Но на то и созданы законы, чтобы их полнейшее и беспрекословное соблюдение свело к минимуму возможность реализации всяких там хитро вывернутых схем. 

 В данном случае закон однозначен: все сделки по жилью, ухудшающие положение несовершеннолетних, обязаны иметь заключение органов опеки. Петрова, если ей лично не хватило юридических знаний, могла бы, по крайней мере, проконсультироваться у своего коллеги. Она ведь выступила госрегистратором по «квартирному вопросу», а по автостоянке госрегистратором выступал другой специалист - С.А. Аркадьев. Подчеркнем, все бумаги по обоим договорам – и квартирному, и автостояночному -  готовились одновременно. В обоих случаях работал один и тот же закон.  Но решения принимались разные.

Именно тот, кто оформлял автостоянку, и оказался единственным в этой истории специалистом, который знает законодательство Российской Федерации.  Получив документы по переуступке стояночного места, Аркадьев пишет официальное письмо А. с просьбой предоставить положенные по закону решения органов опеки.  Не получив их в отведенный законом срок, 12 сентября 2018-го он направляет главе семьи сообщение об отказе в государственной регистрации. И в присланном им документе указаны ссылки на нарушения норм закона. Процитируем с некоторыми сокращениями:
«На основании статьи 27 Федерального закона № 218 ФЗ «О государственной регистрации недвижимости»  уведомляем вас о том, что в связи с  тем… что не предоставлено согласие органа опеки ...  вам отказано в соглашении о расторжении зарегистрированного договора на объект…» 
Или если сказать проще и короче: поскольку нет согласия опеки, договор, ущемляющий права несовершеннолетнего, зарегистрирован быть не может. 

В этом случае закон сработал. Почему же на него наплевали при оформлении квартирных документов?  Получается, что в краевом  Росреестре  совершенно спокойно  работают бок о бок специалисты, знающие закон, и те, кто представления не имеет, что это такое. Первые в сомнительных случаях требуют предоставления всех без исключения документов, определенных российскими нормативными актами, и отказывают в госрегистрации при малейших нарушениях. Другие ориентируются на личные ощущения и объясняют свои непредсказуемые действия тем, что закон не имеет «четких границ». Типа «закон, что дышло… куда хочу, туда и ворочу».

Но если так, то, видимо, следует не просто пожурить сотрудницу, показавшую свою полную юридическую безграмотность? Возможно, следует  рассмотреть такую «странную» невнимательность уже с точки зрения статей Уголовного кодекса. А именно ст. 293. Халатность. 
1.1. То же деяние, повлекшее причинение особо крупного ущерба, наказывается штрафом от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до 6 месяцев.

Эту статью мы направляем для ознакомления в надзирающие органы. Надеемся, прокуратура даст объективную оценку неисполнению своих прямых служебных обязанностей сотрудником краевого Росреестра.  Ведь, если одновременно по двум объектам недвижимости принимаются два диаметрально противоположных, взаимоисключающих решения, то ведь кто-то из этих двух сотрудников точно на закон чихал? 

И  совет для наших читателей, которые столкнулись с подобной ситуацией: бейтесь до конца, закон на вашей стороне. Всегда нужно добиваться правды, как бы красиво не звучали слова судей и что бы вам не говорили мало понимающие в законодательстве различные «ответственные сотрудники» - краевые представители служб и ведомств.

Ранее "Живая Кубань" сообщала, что Краснодарский суд не встал на защиту ребенка. В результате несовершеннолетний остался без квартиры