Меню сайта

Бутылочные войны: вытеснят ли кубанские вина импортных конкурентов

Бутылочные войны: вытеснят ли кубанские вина импортных конкурентов Фото Владимира Аносова


«Живая Кубань» изучила перспективы импортозамещения в сегменте благородных напитков.

Давайте будем откровенны. Импортозамещение в стране, где «импорт» до сих пор является синонимом слова «качество», а ключевые отрасли производства, от легкой промышленности до машиностроения, зависят от зарубежных поставок – сложный  экономический квест. Но Россия знаменита парадоксальными решениями любых исторических задач.  Даже когда весь мир презрительно хмыкает: «не суйтесь, лапотники, куда уж вам?» Россия принимает брошеный вызов.  Как в случае с Олимпиадой. Кстати, Зимние Игры – великолепный пример импортозамещения в сфере спорта. Куда прежде  ездили тренироваться наши именитые фигуристы-конькобежцы-горнолыжники-сноубордисты? На запад. А сейчас – в Сочи. Каким шампанским отмечали победу участники гонок «Формулы-1» Гран-при России? Кубанским, из Абрау-Дюрсо. И хотя председатель совета директоров этого винного дома Павел Титов  скромно умолчал об этом на недавнем круглом столе, посвященном перспективам импортозамещения на рынке отечественных «благородных напитков», факт есть факт.

К слову, само это мероприятие в рамках XVIII Международной выставки «Винорус. Винотех» собрало в Краснодаре людей, бизнес которых в нашей стране считается, мягко говоря, «рискованным». И о перспективе в ближайшее время поднапрячься и полностью заменить на прилавках импортные вина сомнительного качества на хорошие отечественные виноделы говорили достаточно осторожно.

Дело в том, что о российском виноделии как об отрасли еще двадцать лет назад не знали не то чтобы сомелье и  эксперты с мировым именем, – сами виноделы. Потому что не было в достатке ни качественного сырья – нашей, отечественной янтарной ягоды, ни технологий, ни оборудования для ее переработки, ни кадров. Только когда поднялись первые тысячи гектаров элитных виноградников. Когда начался обмен передовым опытом и лучшими традициями с ведущими зарубежными коллегами. Когда губернатор края Александр Ткачев заметил, что не только кубанские казаки, а еще древние греки веками сажали лозу на Таманском полуострове, и пора бы утерянное достояние возрождать, а регион в этом поможет, - только тогда «процесс пошел».


Фото Игоря Глазко

– Только в прошлом году кубанские вина завоевали на различных международных конкурсах более 50 медалей «высшей пробы»,  – сообщил на круглом столе руководитель кравевого управления по виноградарству, виноделию и алкогольной промышленности Олег Толмачёв.  –  Мы возродили отрасль, и теперь в наших силах совместно двигаться дальше. Я хочу сказать – все, кто здесь присутствует, кто выстоял в тяжелые времена  и сегодня готов развиваться – вы настоящие герои. И мы будем  добиваться отстаивания наших позиций, настаивать на снятии всех лишних барьеров, которые тормозят этот процесс.

Что касается барьеров, которые вино должно преодолеть на пути к импортозамещению, о них на круглом столе говорили долго и эмоционально.

Обозначая весь спектр проблем, президент Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович заметил, что для полноценного импортозамещения российские виноделы должны уже сегодня производить порядка 150 млн декалитров виноградного вина в год, а чтобы у виноделен было только свое, а не частично импортное сырье, площадь виноградников нужно не просто увеличить, а засадить лозой пригодные для этого земли площадью в 200 тысяч гектаров.

Для справки. У Краснодарского края, который производит больше половины российского винограда, сейчас не более 27 тысяч гектаров виноградников.


Фото Игоря Глазко

Но получить сверхурожай и суперобъемы – это полбеды. Сегодня российский правовой климат не благосклонен виноделию, он не просто не поддерживает, но и существенно ограничивает развитие отрасли. «Шпоры» существуют и в законе о рекламе, и в налоговом, и в лицензионном законодательстве. Хотя подвижки тоже есть: благодаря инициативе кубанских виноделов на федеральном уровне вино признано сельхозпродукцией.

Есть еще ФЗ РФ №171 о госрегулировании производства и  оборота алкогольной продукции. В нем, опять же по инициативе Кубани, лишь совсем недавно  было четко прописано, что такое  вино – «произведенная в результате полного или неполного брожения ягод свежего винограда, виноградного сусла без добавления этилового спирта, а также без добавления (за исключением столового вина) концентрированного виноградного сусла и (или) ректификованного концентрированного виноградного сусла».

Для сравнения – до внесения этих поправок под вином в этом же законе подразумевалась «алкогольная продукция, которая произведена из виноматериалов, с содержанием этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, не более 22 процентов объема готовой продукции». То есть не было в законе  даже упоминания о том, что вино должны быть из винограда. Совсем не было. Теперь только появилось. Наконец-то!

А ведь  сколько шмурдяка было до этого продано нашим же гражданам под вином «вина»! Мерло из Подмосковья? Хм, а почему бы нет? Хванчкара из Сибири? А что, вдруг там, на кедрах, саперави развесистыми гроздьями растет, кто его знает! Шампанское из Нижнего Новогорода? Ну да, янтарная лоза ведь там так и вьется, так и плодоносит, прямо вдоль промзоны, «шардоне ты мое, шардоне» просто!


Фото Константина Семенца

По рукам таких «виноделов» должен ударить и появившийся в обновленном законе термин «вино с защищенным географическим указанием или с защищенным наименованием места происхождения». Это означает, что никакого сибирского «алиготе» или санкт-петербургской «изабеллы» быть не должно. Не растет у вас виноград, мешаете вы краску, сахар, техспирт и ароматизатор с водой из-под крана и людям на розлив, что тоже запрещено, продаете? Ну так чего же вы людей травите, а себя к честным виноделам причисляете, это ведь по-русски «со свиным рылом да в калашный ряд» называется.

– Да, нам, наконец, удалось добиться внесения поправок в этот закон, но ведь штраф за его нарушение – мизерный. До двух с половиной тысяч рублей, – горько резюмировал возмущение коллег Леонид Попович. – Одна точка на пляже окупит этот штраф за несколько часов! И пока адекватного наказания за розлив и продажу шмурдяка не будет, добросовестные виноделы в глазах потребителей будут в одном ряду с производителями суррогата.

Еще одна щепотка соли на рану – ремарка от виноделов-гаражистов, которые сегодня существуют как бы вне закона. Имея частные шато и винодельни, производя тихие и игристые вина, которые получают золотые и серебряные медали на самых престижных конкурсах, они не могут свободно выйти на официальный рынок. Потому что частники-молочники, частники-овощеводы, частники-мясопереработчики по закону в России есть, а вот частников-виноделов – нет. Хотя вино – это сельхозпродукция.  И будь оно хоть высшей пробы, на прилавках магазинов даже среди очень ординарных, совершенно неинтересных вин ему не найдется места. Обидный казус. Тем более, что практически  все европейское, в частности, французское виноделие – это небольшие шато, малый, как правило, семейный бизнес.

О том, что законодатели готовы идти навстречу производителям отечественной сельхозпродукции, на круглом столе говорил депутат Госдумы РФ от Краснодарского края Николай Харитонов.

– Депутатам от Краснодарского края удалось отстоять дополнительное финансирование сельхозсектора,  - сообщил депутат. – В этом году оно выросло на 20 млрд рублей, а субсидии на развитие виноградарства и виноделия увеличены почти в три раза и составляют 150 млн рублей.

В своем выступлении Николай Харитонов продемонстрировал глубокое знание проблемы и затронул больной для отрасли вопрос соотношения импортных компонентов в производстве вина и стоимость одной бутылки благородного напитка.

– Импортные компоненты не дают развиваться ни виноградарям, ни виноделам. Саженцы высокоурожайных сортов, производственные линии, резервуары, тару, бумагу и краску для этикеток, даже проволоку для мюзле – им все приходится закупать сегодня за валюту. При этом оплачивать акцизные сборы наравне с производителями  крепких алкогольных  напитков, которым не нужно вкладываться в собственную сырьевую базу, виноградники, шпалеру, и так далее. Сегодня необходимо принимать все зависящие от государства и бизнеса меры для кардинальной перемены отношения к российскому винограду и вину. Это стратегически важно, потому что когда есть прямая  зависимость от импортных рано говорить серьезно об  импортозамещении, – подчеркнул депутат.


Но если рано и сложно, может быть, ну его, это импортозамещение и виноделие?! Пусть Россия и дальше  ассоциируется у иностранцев с водкой? А пивное лобби и впредь пусть пучит животы и заваливает прилавки дешевым в производстве пенным? И вино – тудыть его в качель: «кислятину», «бормотуху» хай сами пьют, у нас «компотом» в мороз не согреешься. А?

И тут, наверное, нужно ответить на вопрос, почему именно виноделие  в России и на Кубани сегодня – тема актуальная, стратегическая, и интерес к ней выходит далеко за рамки отрасли. Дело в том, что культура потребления алкоголя, которой, откровенно говоря, пока у нас нет, есть прямой показатель развития общества. Вино – напиток культурный, с тысячелетней историей. Нет, это не значит, что пригубивший чарку вдруг становится великим поэтом или композитором. Просто обществу, где в широком ходу дешевое и низкосортное «бухло», где люди не разбираются в том, что действует на их мозг, печень, генетический код, где на стол в праздники подают лишь то, что горит, – можно поставить неутешительный диагноз. Отсутствие самосохранения. Нет, пить Россия не бросит, это как пить дать. Но, возможно, хотя бы благодаря качественному отечественному виноградному вину станет чуть разборчивей? Можно, конечно, весело представить, как какой-нибудь забулдыга сидит в канаве с бокалом пино-нуара и с видом именитого сомелье оценивает ароматику и букет.  Но, если бы у этого забулдыги в свое время был выбор – дешевое пойло или бокал качественного, натурального и доступного по цене  напитка, он, может быть, и не стал бы забулдыгой.  

Анна Сергеева

Погода в Краснодаре
Яндекс.Погода



новости