Меню сайта

Немой укор живущим

Немой укор живущим


Кто виноват в разрушении станичного храма под Белореченском.

Храм Покрова Пресвятой Богородицы, построенный в 19 веке в станице Гурийской Белореченского района, превратился в ветхий заколоченный сарай. Об этом «Живой Кубани» поведала председатель местного отделения Союза пенсионеров России Тамара Борза. По ее словам, сельский храм совершенно никому не нужен и прозябает в полуразрушенном состоянии. Чтобы разобраться в ситуации, наш корреспондент отправился в Белореченский район, где пообщался с властями, местными жителями и священнослужителями.

Печальная судьба сельского храма

В мае 2019 года, во время освещения храма Всех Святых в Страсбурге, патриарх Московский и всея Руси Кирилл заявил, что РПЦ ежедневно строит 3 новых храма. Причиной тому он назвал не избыток денег, а осознание народом мысли, что без Бога ничего не получается. Тогда патриарх отметил, что на современном этапе технологического развития общества люди нуждаются в месте, где можно почувствовать близость к Господу. Вряд ли стоит спорить с этим изречением.

Однако в то же самое время в России остро стоит проблема восстановления старинных церквей. В глубинке ветшают или вовсе разрушаются архитектурные памятники, люди остаются без духовной пищи, места, куда можно прийти и помолиться за близких. И храм в Гурийской – яркое тому подтверждение!

Знакомство с районом началось с посещения администрации в Белореченске. В ходе встречи с заместителем главы муниципалитета Светланой Гордеевой удалось узнать, в чьей собственности находится храм и каково его нынешнее состояние.

– Храм был построен в 1875 году, через 11 лет после основания станицы Гурийской, – рассказала Гордеева. – В годы советской власти церковь переоборудовали в клуб. В настоящее время здание находится на балансе епархии. 

Как отметила замглавы, храм какое-то время пытались восстановить, но сделать этого не удалось из-за нехватки средств. Вот уже около 10 лет, как он закрыт. 

Примечательно, что храм Покрова Пресвятой Богородицы является объектом культурного наследия. Несмотря на это, его сохранением власти заниматься не спешат!

– Мы надеялись, что епархия позаботится о храме, – в свою очередь дополнила председатель местного отделения СПР Тамара Борза. – Направляли прошение благочинному Белореченского округа, протоиерею Виталию Осипову, в котором просили разъяснить ситуацию. Здание уже много лет не функционирует ни как церковь, ни как клуб. Отец Виталий объяснил, что судьба храма – в руках станичников. Если они создадут инициативную группу и попросят восстановить его, то дело сдвинется с мертвой точки. Пока же просьб таких не поступало… 

Что ж, пора было узнать, что сами станичники думают о храме. Для этого корреспондент «Живой Кубани» отправился в Гурийскую. 

Не живут, а выживают…

Станица, входящая в состав Черниговского сельского поселения, основана в мае 1864 года. С тех пор и до настоящего времени ее население никогда не превышало 600 человек.  

По нескольким улицам разбросаны потрепанные временем дома, детский сад, школа, почта, которая ютится в одном здании с клубом, несколько магазинов и небольшой сквер, где на полянке расположился забытый всеми храм Покрова Пресвятой Богородицы. Неподалеку от него – могилы неизвестного солдата и священника, некогда служившего в церкви. 

На улицах – ни души. Дома окружают разрушенные и покосившиеся заборы. Стенки жилищ подпирают вязанки дров – газа в станице нет. По дорогам бегают куры…

Лишь под карнизом магазина прячутся от жары две женщины и пенсионер. 

– Он в таком состоянии давно уже, – пояснил мужчина по поводу храма. – Тут один фермер присматривает за ним, крышу чинит, следит, чтобы в здание никто не пробрался. В нем ведь вся церковная утварь сохранилась. Окна только повыбивали кое-где, но это мелочи.

На вопрос, почему храмом никто не занимается, пенсионер лишь улыбнулся и посмотрел на женщин, сидящих рядом.

– Мы пытались своими силами собрать деньги, обошли дома, призвали всех неравнодушных, – ответила одна из них. – Но у людей нет средств. Какая здесь работа?! Да и кому оно нужно, итак, хлопот достаточно…

– Вы поймите, – продолжила вторая женщина, – все стремятся уехать отсюда. Здесь ничего нет, в том числе, работы. Нет и инициативной группы, такого количества людей, чтобы можно было выступить за восстановление храма. Да разве нужно епархии вкладываться в это? Никто ведь в него ходить не будет…

При детальном рассмотрении, здание не производило впечатление духовной обители, в которой когда-то проходили службы. Дом больше походил на огромный сарай или конюшню, нежели на храм, признанный архитектурным памятником. 

Местные жители посоветовали обратиться к батюшке-настоятелю Богородице-Рождественского прихода отцу Андрею. По их словам, батюшка как никто может сказать, почему храмом не занимаются. Мы договорились о встрече и отправились в соседнее сельское поселение.

Горькая правда

Прибыв на место, мы обнаружили, что новая церковь находится на этапе строительства, а рядом с ней стоит обугленное одноэтажное здание.

– Храм подожгли в 2016 году, теперь вот потихоньку отстраиваем новый, – рассказал отец Андрей. – На месте сгоревшего ничего делать нельзя, он ведь к памятникам архитектуры относится. Чтобы восстановить его, нужно большое количество средств. То же касается и храма в Гурийской.

«Законсервированный» храм принадлежит епархии, она должна заниматься его реставрацией. Но на этом этапе существует камень преткновения в лице региональных властей, с которыми в силу закона о памятниках архитектуры трудно договориться о ремонте.

– Любой храм живет людьми. Он зависим от общины. В Гурийской общины не сложилось, – объяснил настоятель.

В разговоре он отметил, что несколько лет назад власти хотели сделать из Гурийской заповедную зону, превратить ее в этакий «эксклюзив», воссоздав все постройки в одном ансамбле. В итоге – все затихло.

– Каких-то меценатов, которые бы занялись восстановлением своей малой родины, пока что тоже не нашлось. Поэтому местные жители и заняли позицию: если будет – хорошо, нет – стерпим, – подытожил отец Андрей. – В Гурийской вообще жизнь сложная. Есть, конечно, энтузиасты, которые перебираются в глубинку, начинают заниматься сельским хозяйством, что-то двигать. Но таких мало…

На Бога надейся, а сам не плошай!

Что же получается?! Спасти духовную святыню некому! Собственно, да и спасать-то незачем! Просто не для кого! Такова, увы, реальность… Ну нет виноватых и все тут: власти, епархия, станичники – все ни при чем?! 

Но это только на первый взгляд!

Вспоминается такой анекдот. Приходит женщина на прием к психиатру. 

– Доктор, что делать?! У меня две проблемы: прыщи на лице и мужчины со мной не спят…

– Прыщи на лице – и мужчины не спят. Мужчины не спят – и прыщи на лице… Так, еще раз: прыщи на лице – и мужчины не спят, мужчины не спят – и прыщи на лице. Да это ж замкнутый круг какой-то получается!

Так вот: чтобы не было нерешаемой изначально проблемы, из этого замкнутого круга надо вырваться. А это вряд ли получится, если перекладывать друг на друга ответственность. Власти – на епархию, епархия – на власти и станичников, станичники – на тяжелую жизнь…

На Бога надейся, а сам не плошай! – гласит народная мудрость. Вряд ли стоит надеяться, что проблемой станицы Гурийской озаботятся и на Красной, 35, хотя губернатор любит произносить высокие слова, такие как "Мы часто говорим об экономике, но порой забываем, что параллельно должен быть рост духовности и нравственности. Это и есть самый главный стержень человека". А значит без создания инициативной группы станичников никак не обойтись! Дорога к храму – она же в душе начинается…


Антон Волощенко.



Погода в Краснодаре
Яндекс.Погода



новости