Меню сайта

Оказалось, «нашу правду и задушишь, и убьешь»

Оказалось, «нашу правду и задушишь, и убьешь»




Накануне прямой линии с президентом России в Краснодарском крае разворачивается широкая кампания «по предотвращению утечки любого негатива». 

Все чиновничьи силы направлены на невынос сора из избы методами административного воздействия.

Как только в программе «Время» промелькнул сюжет о том, что обманутые краснодарские дольщики подготовили для президента видеоролик о своих бедах, как тут же краевое руководство пообещало людям, чьих слез не замечало годами, достроить некоторые проблемные дома.  

«Живая Кубань» уже писала о том, какими способами в Туапсинском районе решили разрулить ситуацию, способную вызвать гнев президента. К Путину в день прямого эфира хотели обратиться подтопленцы, большинство которых так и не получило никаких компенсаций на ликвидацию последствий наводнения октября 2018-го. Значительное число пострадавших и поныне живет в пансионате «Южный». Руководство пансионата пытается выселить «гостей», так как начался курортный сезон, который, как известно, год кормит. 

Предпринимателей понять можно: им нужно зарабатывать. Только вот власти, мягко говоря, не слишком обеспокоены тем, чтобы обеспечить постоянным жильем вынужденных «постояльцев» пансионата. Потому что смысла нет: губернатор уже давно отрапортовал Путину, что все проблемы порешал. Но когда люди от безнадежности попытались запланировать на день прямого эфира митинг, им, конечно, же отказали.  

Вряд ли попадут со своим вопросом в прямой эфир и собственники сотен сочинских самостроев, которые, по убеждению главы края Вениамина Кондратьева, должны быть снесены

Ведь о Сочи сегодня как о покойнике: либо хорошо, либо ничего. Столько времени, сил и средств страна потратила, чтобы в олимпийской столице не было проблем. А они есть и множатся благодаря некомпетентному руководству краевой администрации.

Стремление чиновников оградить президента от беспокойства за региональные проблемы распространилось уже на станицы. Как стало известно нашей редакции, хотели было задать вопрос во время прямого эфира и жители Ладожской. Конечно, вопрос масштабным не назовешь. Он о… шести квадратных метрах земли, которая принадлежат депутату Усть-Лабинского городского совета Павлу Подоляну, директору АО «Водоканал» по совместительству. На участке, куда эти метры входят, необходимо было еще в прошлом году провести капитальный ремонт скважины. Станичники считают, что Подоляну своей земли было жаль, в аренду ее отдавать директор-депутат тоже посчитал неинтересным. В результате благодаря народному избраннику люди вынуждены в жару сидеть без воды. 

А когда бывший районный глава стал готовить документы по решению этого вопроса в суд, с тем, чтобы в судебном порядке принудить Подоляна исполнять свои обязанности по обеспечению населения водой, сам вице-губернатор Анатолий Вороновский якобы просил экс-главу этого не делать. На сегодня ремонтировать необходимо уже девять скважин. И власть, и руководство «Водоканала» только разводит руками – денег нет. «Но вы держитесь!».

Но на случай, если вопрос жителей Ладожской, который они все же направили на прямую линию, будет президенту задан, а значит на него надо отвечать, очень срочно уехал в трехнедельный отпуск исполняющий обязанности главы района А. Гедзь. Вот скажет президент: «А давайте поинтересуемся у главы»… А нет главы: устал и махнул отдыхать. Видимо туда, где нет перебоев с водой и где не надо думать о проблемах обезвоженного района. 

Разнообразие мер воздействия на тех, кто пытается достучаться до федеральных властей (если уж региональным на проблемы начхать), не ограничилось на этот раз выделением финансирования, обещаниями или внезапными отпусками чиновников. В ходу оказалось и такое действенное средство, как арест. 

Прошла информация, что экс-атаман казачьего общества «Колосистый» Александр Каданин занимался организацией казачьего автомарша в Москву с целью задать главе государства вопросы. Марш должен был стартовать 19 июня. Но за два дня до старта Каданина пригласили к атаману Кубанского казачьего войска Николаю Долуде. Его попросили передать списки казаков, заявившихся для участия в марше. А когда Каданин отказался, действие стало развиваться как в плохом боевике. В 13.00 встреча, не давшая результата, завершилась. И едва Каданин вышел, ему прямо у входа заломали руки, и один из «встречающих» пытался что-то сунуть ему в карман (как позже описала эту сцену жена Каданина Елена). 

Александр сумел вырваться, но тут же подоспела, видимо, очень случайно оказавшаяся здесь же полиция. Она казака и задержала. Каданину оформили мелкое хулиганство. Сутки он провел в центральном УВД Краснодара. На следующий день состоялся суд.  Дали семь суток и увезли в Усть-Лабинск. Сейчас семья Каданина ищет адвоката, который мог бы добиться полного оправдания своего подзащитного. Если это так, то цель достигнута. Ведь на сам день президентского прямого эфира не будет никаких казачьих маршей и никаких «ненужных» нашему губернатору вопросов.

Кажется, что краевые чиновники все делают для того, чтобы во время прямой линии прозвучали исключительно позитивные вопросы. Типа: ожидает ли Владимир Владимирович существенного роста притока курортников или каковы его виды на урожай?

Вспоминается первый прямой эфир Путина. Тогда Кубань задала тренд всем последующим прямым эфирам. Новое же руководство края формирует другой тренд. Тот самый, беспроблемный. «У нас все хорошо, а будет еще лучше»… Или все же стоит дать людям возможность сказать о том, что их волнует: о домах, куда они наконец смогут вселиться, лишившись всего из-за стихии. О том, как будет системно, а не разово решаться проблема обманутых дольщиков. 

Ну и, может, все же стоит исполняющего обязанности Усть-Лабинского главы из отпуска призвать. Пусть все главы будут на рабочих местах. И подготовятся к возможным вопросам от Путина. И казачьего атамана, пусть даже и «экс-», отпустить. Потому что нет пока еще в Уголовном кодексе статьи «За заданный президенту неудобный для краевой власти вопрос».

А их накопилось, ох, как много. И об отсутствии жизненно необходимых лекарств, и о нехватке врачей, и о некачественных медицинских услугах, и о нехватке мест в детских домах, и о высоком росте преступности, в том числе среди подростков, и о закрытии стратегически важных, особенно в период санкций, предприятий… Всех разом и не перечислить…

Анатолий Дробилко.