Закрыть
Предложить новость

На Кубани муж, спланировав раздел имущества, объявил жену сумасшедшей, и суд ему поверил

Столь изощренный план предательства можно встретить разве что у Александра Дюма. Но дело происходит не в книге, а в реальной жизни; не во Франции, а на Кубани

На Кубани муж, спланировав раздел имущества, объявил жену сумасшедшей, и суд ему поверил

Краснодарка Татьяна Щербина вместе с мужем построили в станице Ставропольская (Северского района) дом и прожили в нем больше десяти лет. А потом нежданно-негаданно муж переписал этот дом и земельный участок на своего сына от первого брака. Понятно, что, если по закону, то такое переоформление собственности могло случиться только с согласия обоих супругов. Но о том, что дом переписан на пасынка, она узнала случайно от него самого.

- Он пришел слегка «датый», как-то нехорошо повел себя, - рассказывает Татьяна Геннадьевна. - Я ему сделала замечание, мол, в моем доме так не ведут. И тогда от пасынка и услышала, что дом – не мой, я – никто, и звать меня никак… Стала наводить справки в Северской, и кадастровый инженер, удивляясь, спрашивает меня: «А вы разве замужем»? В общем она, инженер, как-то переоформила дом, без выезда на место.

Как это могло случиться, чтобы «без меня меня женили»?! А очень просто, ситуация жизненная. Во-первых, разговор нашей героини с кадастровым инженером случился много позже даты переоформления загородного дома. Во-вторых, переоформлению предшествовали крайне интересные события. 
Действующий на тот момент муж обратился в ГБУЗ «Специализированная психиатрическая больница № 7», а конкретнее – к врачу-психиатру Лысенко Ю.В. и в разговоре «подал» жену как психически больного и неуравновешенного человека. Чему Лысенко Ю.В. почему-то поверила настолько, что и проверять здоровье нашей героини не стала, а сразу «обратилась в суд с заявлением о направлении на психиатрическое освидетельствование Щербины Татьяны Геннадьевны без ее согласия». 

Дело в Ленинском районном суде Краснодара рассматривалось 26 февраля 2015 года. Присутствовал муж Виктор Георгиевич, который о жене пояснил суду, что «в последнее время она ведет себя неадекватно, бросается с ножом, не спит, считает, что за ней следят и пытаются отравить, прячется в комнате, плачет, говорит, что хочет смерти, несколько раз пыталась выпить таблетки, пишет жалобы в различные инстанции на мужа и детей, что вызывает опасения». Не было на заседании инициировавшей этот суд врача-психиатра Лысенко Ю.В. – по доверенности ее представитель просил суд заявление удовлетворить. Что было сделано согласно пункту «в» части четвертой статьи 23 Закона РФ от 2 июля 1992 года № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

Там действительно сказано, что можно произвести психиатрическое освидетельствование человека без его согласия в случае, если есть основания предполагать наличие тяжелого психического расстройства и если близкие родственники в курсе и не возражают… Самой Татьяны Щербина на суде не было, да и не могло быть: для нее все происходящее была параллельной реальностью, тайной, о которой много позже спьяна сболтнул пасынок.

Суд решил: «Заявление врача-психиатра ГБУЗ «Специализированная психиатрическая больница № 7» о направлении на психиатрическое освидетельствование гражданина без его согласия – удовлетворить. Разрешить психиатрическое освидетельствование Щербиной Татьяны Геннадьевны без ее согласия». 

Это решение можно было обжаловать в течение месяца, но сделать это было некому. Повторимся, Татьяна Геннадьевна ни сном, ни духом не ведала, что она «псих». И даже если бы знала о суде, вряд ли что-то смогла бы предпринять. Потому что в этот период – на протяжении более месяца – лечилась от болезни суставов. Чему есть документальное подтверждение из краевой клинической больницы № 2. Да и «психом» ее назвать нельзя. Потому что – вот ведь странность! – суд разрешил освидетельствование без согласия ос-видетель-ству-е-мо-го, НО ЭТА ПРОЦЕДУРА ТАК И НЕ БЫЛА НАД ТАТЬЯНОЙ ЩЕРБИНА ПРОВЕДЕНА! 

Надо понимать так, что решения суда было достаточно, чтобы законный (в то время) муж махал им, как флагом, перед, к примеру, кадастровым инженером, - мол, жена ненормальная, что и подтверждается судом. И, конечно же, ее мнение никого не интересует при переоформлении недвижимости…  Это мы, конечно, домысливаем, какие именно аргументы использовал муж, документально обворовывая жену. Но план его – надо признать – был изощрен, неглуп и сработал, потому что автор учел ментальность и «компетентность» кубанских "специалистов". 

Тут у читателя, возможно, возник вопрос, - а с чего это мы, «Живая Кубань», посчитали, что Татьяна Щербина – психически нормальный человек? Да потому что – увы! – слишком часто в редакцию за справедливостью наведываются городские сумасшедшие. В общем-то безобидные личности, за которыми «следят», которых «гипнотизируют», которым «вставляют в тело инородные предметы», соседи которых ночью проникают к несчастным «и совершают действия сексуального характера»… Все не фантазии, а истории этого лета, которые нам рассказывали в редакции посетители. Так что здорового от психически больного человека мы отличить сможем.

К тому же Татьяна Щербина показала нам справку, которую ей выдала «ГБУЗ «Специализированная психиатрическая больница № 7» 14 марта 2018: «На диспансерном наблюдении не значится, при осмотре без психических расстройств. Печать, подпись врача – Заславская Галина Аркадьевна». То есть, спустя три года после того суда, когда она уже знала о предательстве мужа, наша героиня прошла психосмотр. Не где-то там, а в том же самом учреждении! Которое инициировало судебное разбирательство трехлетней давности, которое посчитало необходимым – опираясь на судебное решение – направить ее на психиатрическое освидетельствование без ее согласия.  Чуть позже – в июне 2019-го – Татьяна Геннадьевна повторно получила подобную же справку из все той же 7-й психиатрической больницы. С той лишь разницей, что теперь было проведено ее освидетельствование не одним врачом, а врачебной комиссией - для представления этой справки в Ленинский районный суд Краснодара. «Заключение: диспансерному наблюдению не подлежит». 

К этому времени муж уже стал бывшим. После пятнадцати лет совместного брака пара разошлась официально в 2018-м. На противоправные действия бывшего супруга Татьяна Геннадиевна написала заявление в полицию. Но безрезультатно: как она считает, потому что бывший муж и сам был полицейским. Тем не менее все эти годы она продолжала добиваться справедливости – в следственных органах, в прокуратуре, в администрации Президента страны.

Как, наверное, читатель уже догадался, рассказ подходит к концу. Как вы помните, решение Ленинского суда пятилетней давности можно было обжаловать в течение месяца, - что Татьяна Щербина не сделала в связи с болезнью. Так вот недавно, 7 августа, наша героиня подала ходатайство в Краснодарский краевой суд через Ленинский районный суд, чтобы ей восстановили срок на подачу апелляционной жалобы. И одновременно – тоже 7 августа в краевой суд через Ленинский – подана апелляционная жалоба на решение Ленинского районного суда Краснодара от 26.02.2015.  Логика событий проста: сначала снять любые сомнения и подозрения в психическом нездоровье, а затем вернуться к справедливому разделу нажитого имущества с бывшим мужем.      

 Ранее «Живая Кубань» сообщала о мужчине, который расстрелял из ружья двоих обидчиков, но суд определил его не в колонию, а в психбольницу.