Меню сайта

Сор из избы пора выносить

Сор из избы пора выносить


В детской сказке «Незнайка на Луне» ставший буржуином Пончик решал проблему содержания своего дома в чистоте крайне "оригинальным" способом. Намусорив и напачкав  в одной комнате, он переходил в следующую. И так пока не оказался загаженным весь его дворец.  Чтобы такого не случилось  в нашем общем доме - на Кубани - краевые власти озаботились еще лет десять. Не случись такого, не появилось бы выражение «Если есть на свете рай - это Краснодарский край" и не стало бы оно крылатым.  Но сегодня мы видим, что устлать мусором можно и рай, превратив его в помойку.

Реформа назрела

Еще в конце декабря 2014-го года был принят 458 Федеральный закон «О внесении изменений в  ФЗ 89 "Об отходах производства и потребления». Реформу предполагали начать в 2017-м, потом в 2018. Но каждый раз ее старт откладывался. Пока казавшиеся незначительными мусорные проблемы не стали способствовать падению авторитета кандидатов на различные российские должности. На выборах губернатора Московской области из-за массовых протестов жителей против свалок испытал немалые сложности по ходу ведения предвыборной кампании главный кандидат – действующий губернатор.  Проблемы с выборами «нужных» кандидатов случились и в нашем Белореченском районе, где расположен полигон, принимающий обширные коммунальные отходы олимпийского Сочи.

Дело, понятно, не только в политике. Наш Краснодарский край просто вынужден был начать заниматься мусорной проблемой значительно раньше, чем ею озаботились федералы. Ну хотя бы потому, что стремительно набирает численность население края. Стал миллионником Краснодар. На побережье (а сейчас уже и в горах) в сезон отдыхающего народу почти столько же, сколько жителей Москвы.  А курортники это ведь не только шезлонги и зонтики. Это еще и мусор. Точные объемы которого не просчитаешь никакими способами. Называемые от фонаря цифры приезжающих в край на отдых - это, скорее, повод для иронии и добрых улыбок. Но если исходить из радостных 17 миллионов отпускников в 2018-м, это, по скромным подсчетам, 7-10 миллионов кубометров мусора. И даже, если в реальности цифра меньше, то и этом случае немалый объем отходов, которые надо куда-то девать… 

В реформировании отрасли было определено немало задач. Выделим основные. Первое, безусловно, финансы - формирование справедливых тарифов и экосборов. Затем  определение эффективных региональных операторов и разделение зон ответственности  между ними и муниципальными властями. И не менее важное - уменьшение поступления отходов на полигоны через сортировку и вторичную переработку.

Не люблю приводить всякие зарубежные примеры, но все же скажу: в Европе на полигоны отвозится примерно 40 процентов от собранного мусора, у нас - свыше 90. Их выручает сортировка. Швейцария 80-х годов прошлого века внешне напоминала нашу среднестатистическую российскую помойку. Сейчас бумажек-пакетов не увидишь. Да, к бережному отношению к стране там стали понуждать чисто финансовыми методами – штрафами. Экономные швейцарцы даже стекло нынче фасуют по цветам: прозрачное, зеленое, коричневое. Бумага – отдельно. Картон – отдельно.

Будем честны: на сегодня это не наш путь. Потому что трудно себе представить среднестатистического станичника или хуторянина Васю, который будет бутылки по цветам сортировать.  А если его попытаются штрафовать, он исхитрится и начнет по ночам свой мусор вывозить в любую не охраняемую часть района.

Чтобы реформа заработала, нужны умные административные меры. И в крае этим озаботились еще при Ткачеве. Краевая «карта обращения с отходами» тогда была разбита на 11 зон.  Предполагалось, что в каждой будет построен межмуниципальный отходоперерабатывающий комплекс (МОК), который будет перерабатывать, в первую очередь сортировать коммунальные отходы, поступающие из ближайших муниципальных образований.

Еще десять лет краснодарский оператор – АО « Мусороуборочная компания»  на инвестиционном Форуме в Сочи представила проект мусоросортировочного завода. Вскоре его первая очередь заработала на МОК под Копанской. В Лоо российский бизнесмен Олег Дерипаска тоже финансировал строительство небольшой сортировки. По другим зонам есть примеры. Сегодня такие мусоросортировочные заводы должны строиться в обязательном порядке при каждом полигоне сбора ТКО – твердых коммунальных отходов. 

Что влияет на тарифы?

Поскольку живем мы в рыночных условиях, предполагалось, что от начавшейся реформы выиграют в итоге все: и рядовые граждане, и региональные операторы, и бюджет… И вот тут административный способ решения задачи начал рушить, по крайней мере, некоторые благие намерения.

Первый не решённый  вопрос был как раз по источникам финансирования. Вводить экономически-обоснованные тарифы на обращение с отходами для населения – это значит создать угрозу авторитету власти. А высокие тарифы людям не нравятся - это понятно. Куда проще «упросить» или как-то «поддавить» операторов и вынудить их работать практически с нулевой рентабельностью.

Тариф на вывоз мусора -  чуть ли не единственный, на который краевая власть может реально влиять и тем показывать свою невероятную «заботу о народе» (ведь  с «Газпромом» по тарифам на газ  или с энергетиками по поводу цен за киловатты не пободаешься). 

Нет, как рядовой пользователь этой коммунальной услуги я тоже за минимизацию роста любых тарифов. И, конечно, за то, чтобы в этой сфере были приняты решения, которые устроили бы все стороны: региональных операторов, власть и граждан.

Вот как на сегодня организованы работы. Власти проводят конкурс. Определяются региональные операторы. Они предоставляют губернатору тарифы (которые, заметим, в Краснодарском крае разнятся значительно по всем 11 зонам: от 366 руб. 74 коп. за кубометр в Краснодаре до 647 руб. 35 коп. в Абинске, Новокубанске и 696 руб. 22 коп. в Новороссийске). Губернатор тарифы, как правило, «режет», чтобы его не стал ненавидеть народ. А на то, что сегодня значительно полегчал куб мусора (тарифы определяются как раз по объемам вывозимого мусора, а не по весу), вообще вроде как краевая власть не обращает внимания. Действуют старинные нормы, а это от 2 до 2,5 метров кубических в год на человека. Хотя в реальности в среднем сейчас вывозится чуть более 4 кубов.  Мусор стал легче, потому что выбрасываем мы в основном легкую объемную упаковку. 

Да, на сегодня во всех 11 зонах территориальной схемы обращения с отходами организована стабильная  работа. Однако и сами российские законодатели в то, что эта стабильность будет всегда, похоже, не верят.  Иначе, к чему в законе прописана норма, что в случае разорения (или отказа от контракта  регионального оператора) в оперативном порядке можно подобрать другого (правда, это минимум полгода на организацию новых торгов), а если желающих и тут не окажется, то предлагается один выход – «нагнуть» поселенческие или муниципальные коммунальные предприятия – тех, у кого техника есть для грейдирования дорог или обрезки деревьев, и возложить обязанности на них.  Я не совсем уверен в успехе начатой реформы, если в ней четко прописан вариант поражения.

Причем, первым таким сбойным участком в крае рискует стать именно олимпийская столица. Если сейчас все замыкается на коммерции, то обоснованный тариф для сочинцев будет таким, что никаких курортных доходов семьям не хватит.  Ведь в тарифе минимум 60 процентов – это транспортные расходы. А для Сочи так, наверное, и все 80, возят-то по-прежнему в Белоречку. А значит для жителей главного российского курорта нужны какие-то субсидируемые из бюджета системы формирования тарифа, что для краевого бюджета с его 145 миллиардным госдолгом большой вопрос.

Другая проблема

Многие муниципальные власти края по большому счету так и не решили задачу по вывозу мусора, который не попадает под определение «твердые коммунальные отходы». А это спиленные деревья, выломанные куски стен при перепланировке квартир и прочий строительный мусор. Все это выставляется возле подъездов многоквартирных домов или тянется гражданами на ближайшие помойки. 

В идеале такие «отходы» граждане должны вывозить самостоятельно, заказывая за немалые деньги специальный транспорт. Кто-нибудь когда-нибудь платил, чтобы вывести снятый старый линолеум? Нет, конечно. Выкинем там, где удобно.  Кто-то да вывезет. И главное, нет никакого инструмента воздействия для наведения порядка и здесь. Полномочиями контроля наделены исключительно федеральные структуры – Росприродназдор и Минприроды. Интересно, сколько сотрудников у них в краевых подразделениях? 10? 100? Каждую стихийную помойку (возле тысяч многоквартирных домов) не проконтролируешь. А муниципалы могут разве что в некоторых случаях выписать штраф за нарушение норм благоустройства. Что, понятно, сильно притянуто за уши. И то, если поймают.

Раньше власти упрашивали решать эту задачу тех самых региональных операторов. Сейчас весь такой мусор – не их забота. Обязанность следить за порядком на контейнерных площадках – это теперь зона ответственности муниципальных властей. Что довольно странно. То есть площадки для контейнеров, спиленные деревья и строймусор – это муниципалы, а все коммунальные отходы – региональные операторы, и то с момента погрузки в мусоровоз. Прямо из серии, «кто шил костюм».

Когда тарифы еще были более-менее выгодными, операторы вывозили и дерево-строительный мусор. Сейчас в некоторых кубанских зонах это сохранилось. По крайней мере должно было, если верить принятым муниципальным бюджетам.  В Краснодаре, к примеру, на эти цели заложили 50 миллионов на год. То есть любая муниципальная власть теперь – это финансовый посредник между бюджетом и оператором.  Сейчас во всех городских СМИ  Краснодара идут бравые отчеты о том, как город чистят от стихийных помоек. Да, где-то чистят. Деньги выделены для того, чтобы привести в порядок контейнерные площадки, расположенные на муниципальной земле.  Уверен, что подобные проблемы в итоге будут решены.  Не хватит бюджетных средств - уломают операторов или «надавят».

Но хоть в каком-то российском законе читали норму «уломать в случае необходимости»?  А если операторы упрутся и, ссылаясь на строгие требования 89-го Федерального Закона, скажут, что это вовсе не их дело? Волонтеров-добровольцев привлекать?

За чей счет забота о народе?

Сегодня мусоропереработчики пытаются объяснить чиновникам свою позицию по тарифам и нормам накопления ТКО. Существующие в крае нормы были приняты еще более 10, а в некоторых зонах и более 20 лет назад. Они не менялись, хотя по закону пересматриваться они должны раз в пять лет.  То, что нормы давно пора пересмотреть,  – объективная реальность.  Тоже самое происходит и с тарифами.   Хочет губернатор социальные тарифы -  ищи деньги в краевом бюджете на компенсацию межтарифной разницы.   Если так заботишься о народе, то заботься о нем не за чужой счет. Правда, в том, что это произойдет, есть большие сомнения. Учитывая далеко не блестящие перспективы нашего краевого бюджета…

Пока это единственный осязаемый результат начатой реформы.  Чтобы отрасль нормально работала, конечно, необходима справедливая тарифная политика. 

Проще заплатить, чем заработать

Еще одно направление для стабильной работы региональных операторов  - увеличение экосборов с предприятий. Ведь, если мы серьезно говорим об уменьшении объемов мусора, поступающего на полигоны, то его сортировка –  единственный реальный путь. Но на сегодня стоимость переработки мусорного вторсырья намного выше величины этих экоплатежей. То есть заниматься сортировкой просто экономически невыгодно. Предприятиям проще оплатить экосбор.

Реализация переработанного вторсырья расходов не покрывает. С инициативой повышения экосборов  с предприятий вполне могли бы выступить депутаты нашего ЗСК и выйти с ней на Москву.

Еще один путь. В феврале в Сочи прошел малопонятный в последние годы очередной инвестиционный форум. Малопонятный, хотя бы потому, что количество подписанных там соглашений о намерениях в разы, если не в десятки раз, превышает количество реализованных проектов. А нас продолжают уверять в каких-то мифических сотнях миллиардов рублей, которых в реальности никто в край в условиях санкций и кризиса не принесет.

Форум давно нуждается в переформатировании. И в частности, мог бы этому процессу помочь в том числе и мусор.  Многие из тех, кто смотрит не только центральные телеканалы, знают: есть очень популярные передачи об обустройстве жилья, ремонтах и стройках, где герои с гордостью говорят о том, что в их домах-квартирах немало сделано из продуктов вторичной переработки. Кухонные столешницы, выполненные из бутылочного стекла, пластиковые стулья – бывшие ПЭТ-бутылки, мебель... Это ли не задачи для нашего малого и среднего бизнеса, для предпринимателей и даже для скрывающихся самозанятых?

Если власть утверждает, что она уже подготовила по краю немало инвестплощадок под многомиллиардные проекты, подведя к ним дороги, электричество, газ и воду, так может есть смысл понять, наконец, что эти площадки так и будут пустовать. И земля под технопарки, которыми начинает краевая администрация бурно гордиться, тоже рискует остаться не сильно востребованной. Но если подготовить реальные проекты под малые производства и расположить их на ныне готовых инвестплощадках, то картинка может сложиться совершенно иная.

Какие это могут быть производства?

Это предприятия, выпускающие гранулы для производства ПЭТ из спрессованных старых бутылок. Сегодня это делает, к примеру, в ст. Холмской Абинского района предприятие «Экопласт». А Майкопская фабрика «Картонтара»  принимает отсортированную макулатуру и выпускает на ее основе  гофроупаковку, «бюджетную» туалетную бумагу  и «клетки» для фасовки куриных яиц. Производством резиновой крошки для отсыпки искусственных покрытий футбольных полей из отслуживших покрышек с успехом занимается ООО «ЭкоШина» в поселке Афипском Северского района. Завод, в который вложено порядка 120 миллионов рублей, по расчетам окупится за пять с половиной лет. Понятно, если станет выгодной полная сортировка мусора, сырья для подобных предприятий станет больше в разы.

Но это единичные примеры.  А нужна политика, которая привела бы к росту подобного бизнеса. Правда, в этом случае сразу же станет вопрос с реализацией продукции.

Наш край вполне бы мог «нарисоваться» перед Москвой, выйдя с инициативой ввести новую  норму проведения торгов для госучреждений и крупных предприятий. Условием могла бы стать обязательность, скажем, 10 процентов закупок товаров, которые изготовлены с использованием вторичного сырья. Для покупателей цена вопроса была бы той же. А вот для тех, кто работает со вторичным сырьем, это был бы существенный экономический стимул, потому что их продукция имела бы гарантированный спрос. 

…Пионерами мусоросортировки у нас на Кубани были бомжи и алкоголики.  Еще лет двадцать назад они вытаскивали из помоек пластиковые бутылки и перли их на рынок сдавать реализаторам молока и подсолнечного масла. Выбирали из мусорных бачков старые батареи, выброшенные чайники и тащили их во вторчермет. Макулатурой занимались и стеклом.

Сегодня ситуация меняется?

Удивляло, что для бомжей это было выгодно. А государству нет. Сегодня ситуация меняется? Судя по тому, что появляются у нас новые мусоросортировочные мощности, отдельные, редкие пока, так сказать, предприятия малого и среднего бизнеса по переработке, определенные сдвиги есть. Но в целом мусорная реформа продвигается как черепаха на олимпийской стометровке… Сильно отстает от тех самых зарубежных образцов, на которые нам предлагают равняться. До сих пор неокончательно сформулирована законодательная база, так и не внесены необходимые поправки в Административный кодекс, полная неразбериха с контейнерными площадками.  Логика подсказывает, что ответственность за их содержание необходимо вернуть региональным операторам, заложив все дополнительные расходы в тариф.  Ведь посмотрите. За контейнеры для сбора мусора в многоквартирных домах ответственность  несут фактически сами жильцы, уплачивая управляющей компании деньги (что в платежках входят в строчку «содержание жил. фонда»). А вот за контейнерные площадки в частном секторе отвечают муниципалы. Выходит, у частников никакой финансовой ответственности.  Это и есть абсурдность нормы.  Куда логичнее было передать все контейнерные площадки в одни руки. Да, плата выросла бы на 7-10 рублей (что, согласитесь, не так критично), зато не было бы сотен звонков с требованием убрать мусорные кучи. И уж точно отпала бы нужда в героических субботниках по уборке города или станицы.

Остается нерешенным еще один вопрос: договоры с подворьями. На сегодня просто нет законного способа получения персональных данных для их заключения.

И еще об одном аспекте «мусорной реформы» хотелось бы сказать. Даже если среднестатистический хуторской Василий прочтет все эти умные заметки, он все равно свою позицию по мусору не поменяет. Как выбрасывал, так и будет выбрасывать. Штрафовать его невозможно, да и нечем ему будет платить штрафы.  И, наверное, лучший способ его переубедить, это дать знания его детям-школьникам. Ну хотя бы в рамках кубановедения. Мы ведь любим родную Кубань. А не ее мусор. Конечно, необходимо образовывать новое поколение. Рассказывать о том самом раздельном сборе мусора. Надо – так и на экскурсию свозить на полигоны по сбору отходов…

Не так давно в Краснодаре на некоторых площадках по сбору коммунальных отходов появились металлические сетки для пластиковых бутылок. В них даже накидали кое-что для «заманухи». Сильно все это напомнило нищего, который для затравки в свою кепку кидает несколько монеток. Смотрите, мол, как другие, мне подают – и вы давайте. Не отставайте!

Одним словом, в начавшейся реформе дыр столько, что почти наверняка они будут лататься с помощью угроз по начальственному телефону или призывов любить  малую родину.  


    Алексей Мельников


Погода в Краснодаре
Яндекс.Погода



новости